2. Трудно представить развитие, протекающее поступательно, закономерно, без противоречий. Диалектики, проанализировав исторические факты, противоречия даже назвали источником развития. Скорее всего, противоречия являются следствием развития, а не причиной.

Всякая развивающаяся система не однородна, асимметрична. Симметрия и законы приходят, когда система в процессе развития достигает относительно устойчивого продолжительного состояния. Когда непредсказуемая система борется с разрушением и смертью, в ней выделяются наиболее активные жизнеспособные элементы, которые вступают в противоречия со всей системой. Они устремляются к перерождению и тянут за собою остальную пассивную часть старого бытия. Иногда «передовые отряды» мечом рубят непослушное прошлое,тогда перерождение становится вырождением, уродством.

 

Обезьяны, не захотевшие лазить по деревьям, навсегда потеряли райскую жизнь. Человек бесхлопотную и беззаботную жизнь поменял на вечные страдания и муки: он ежедневно развивается, находясь в процессе познания.

Разделение особей на самок и самцов способствует усиленному биологическому развитию. Способствующие человеческому развитию асимметрии сопряжены с каждым индивидом. Асимметрия полушарий головного мозга. Одна рука "главная", вторая "подсобная".

Есть боязливое трусливое восприятие действительности, ему в альтернативе беспристрастное осмысленное восприятие той же действительности - от их борьбы дрожит нерешительная рука.

Мне бы не хотелось заострять внимание на образной и вербальной памяти: не вижу принципиального различия между образом и словом. Многообещающе разделить память на инертную и динамичную.

Инертная память хранит в себе и образные, и зрительные, и слуховые, и словесные, и всевозможно другие ассоциации. В ее базе данных все мельчайшие подробности и детали ранее видимого, слышанного, осязаемого. Существуют подробности, непрестанно стоящие перед глазами , они, по-видимому не относятся к этой памяти. Инертная память " сырая ", она плохо самостоятельно воспламеняется от воображения. Ее необходимо подгонять.

Динамичная память состоит не только из речевых ассоциаций, в ней много и того, что не опишешь словами. Эта память держит в активном состоянии все самое основное: проблемы, заботы, задачи, язык, логику. В качестве языка доминирует речь, но и не мало символов, образов, картинок, мелодий, моделирующих логику.

С одной стороны, динамичная память использует инертную в качестве подсобного рабочего, как правая рука левую. Динамика подгоняет инертность, разжигает, когда ей необходимы подтверждения, факты для доказательств. С другой стороны, инертная память является предметом размышления и переживания; если не заботиться о ней, то от динамики останется один звон.

Как правая рука отделяется от левой, как растение возвышается над землей, так динамическая память над инертной. Содержание активной памяти зависит от директив сознания. Концентрируясь в центре речи левого полушария, ее объем увеличивается от степени оживления инертной памяти.

2а. Очевидно, динамичная память, легко поддающаяся воображению, обеспечивает работу сознания, информирует личность о его основном страхе.

При эпилептическом состоянии, когда страх беспорядочно обрушивается на психику - мышцы судорожно сокращаются, а язык замолкает, воображение гуляет по всем направлениям памяти, вся память в полу динамичном состоянии. Затем происходит концентрация страха и воображения, внимание сосредотачивается на страхе, имеющем единство с духом и способном поглотить в себя все остальные страхи.

Я-дух и доминирующий страх образуют сознание. Стенки или берега сознания - динамичная память, состоящая из основных необходимых для жизни знаний. Структура этих знаний, архитектоника сознания — логика.

Орудие труда сознания — речь или другая система языка, над которой можно проводить операции. Каждое слово или другой знак необходимо пробуждают что-нибудь из инертной памяти. Требуется решить задачу. Сознание подбирает к ней язык и логику, затем через систему языка подается команда инертной памяти, которая до этого спала и не мешала тщательному или поверхностному рассуждению. Появившееся на "экране " воображения решение непротиворечиво, выполнимо.

26. Мы уже упоминали существование дискурсивного и интуитивного мышления. Эти два противоположных мышления определяют основную асимметрию в человеке.

Мышление уст проявляет аномалии в не запрещенных логикой направлениях. Мышление сердца отказывается верить известным законам, для него тесны логические формы: оно тяготеет к одной какой-нибудь истине: у вора страх перед людьми, у праведника страх перед Господом. Мышление сердца открывает законы и преподносит их дискурсивному мышлению.

Дискурсивное мышление осуществляется, когда лоб наиболее тверд, а сознание сильное, не содержит в себе толику сомнения. Сомневаться времени нет, необходимо сразу же после рассуждения действовать. Подбирается нужная логика и отчеркивается определенная область инертной памяти, за которую мысль не должна проникать. Мысли загораются однотипные, зацикленные. Их положительная сторона - они тщательно исследуют потенцию выбранной логики. Предопределенность дискурсивной мысли заключается в ее непротиворечивости с логикой, которой отдается предпочтение. Аномалия заключается в построении языковых форм, не меняющих основное направление рассуждения. Могут существовать две формы, непротиворечивые данной логике. А выбираем мы только мнимо, то есть вообще не выбираем, принимаем не по своей воли. Так что рассуждение произвольно может пойти в то или иное направление. Мысль загораемся, когда не осознанно используемые промежуточные языковые формы ведут к успеху все рассуждение. Заново прослеживается весь путь, затем дается обоснование принятому решению.

Интуиция не приходит, если не проявить упорство в дискурсивном мышлении. Возможно решается задача известной логикой, а поэтому строить для нее какую-то новую логику - окажется затруднительным занятием. Перебирая различные удачные и неудачные решения, мы изучаем возможности логики, прослеживаем ее границы.

Интуитивное мышление приходит, когда уста окончательно устают. Здесь мы подвергаем сомнению все сознание, обращаем его в незнание. Мысль сердца - обретение нового духа, приходящего вместе с каким-нибудь знамением: яблоко падает на голову или еще что-нибудь в этом роде. С этим новым духом рождается новое сознание, новая логика, происходит перерождение знаний.

Сознание утомилось в процессе рассуждения из-за своей несовершенной структуры, вслед за усталостью страх стремительно обрушивается на психику. Было бы нелепо вновь вернуться к избитой логике. И здесь два варианта: с ума сойти или обрести новое знание, новый дух. Кто не боится помешаться рассудком, тот делает открытия.

Часто с трудом отрывают задницу от мягкого кресла. Сознание же бывает мягче любого дивана, слаще любой родины, добрее любой матери. Логика бывает настолько привычной, что без нее не представляется какое-либо познание, расстаться с нею - равно расстаться с собою.

Но вот с собою-то и нужно расставаться в творческом познании.

С гносеологической точки зрения в процессе интуиции нарушается привычный язык, воссоздается новый более точно охватывающий объективный закон. В процессе построения нового языка и логики используются совершенно отвлеченные сравнения. Бредовая идея, но она систематизирует предмет познания, дает правило, по которому можно судить, что следует ожидать от предмета. Ведь сознание, появившееся после интуиции, предвкушает ожидания, а значит и освобождает психику от страха.

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна