§ 9

 

1. Нужен человеку Бог?

Пусть ответит на этот вопрос Тот, Кто всегда истинно отвечает. Своими несмолкаемыми речами мы не даем Господу сказать!

2. Наша познавательная способность весьма ограничена перед бескрайним миром. Для нас не существует система отсчета за пределами объективного мира и за пределами сознания.

Какое бы веское суждение не сделали, всегда остаемся внутри существующих представлений при своих недалеких способностях.

Нам не дано высказывать всеохватывающее безукоризненное суждение. У нас нет абсолютного мерила, посредством которого можно было бы без сомнения указывать на истину или ложь.

Вы скажете, что опыт является мерилом истинности. Но ведь и из опыта многое не узнать, даже расстояние между двумя точками невозможно абсолютно точно измерить.

Даже самая наглядная логика не является универсальной. Всякую логику мы сами же плохо или хорошо конструируем, адаптируем ее к действительности.

На Господа только уповаем в познании. Спрашивать о свойствах окружающего мира необходимо Того, Кто его создавал.

Сердцем необходимо спрашивать Господа, а не лживыми устами. Только сердце способно понять истину.

 

3. Забавны те люди, которые не сомневаются в своих высказываниях. Мое мнение, чем тверже убеждение, тем более оно сомнительно.

На твердых убеждениях строится мировоззренческое здание, потому к фундаменту необходимо относиться с повышенным требованием.

Сомнение у каждого человеке, даже у гения. Когда из уст звучит уверенное слово, сомнение остается в душе. Бесчестит и гложет сердце .

Оскверненное сердце уже не способно обратиться к мудрости Бога. Не способно воспринять небесное знание.

4. Так пусть лучше уста издают сомнение, чтоб сердце было чисто и уверенно перед Тем, от Которого ничто невозможно скрыть.

Божий Хитрец, не оставивший собственноручного писания, говорил, оскверняет человека не то, что входит в уста, а то, что выходит из них. Неуверенное слово не оскверняет человека: его оскверняют ложные суждения, на которые он накладывает печать убеждения.

5. Чтобы дать менее сомнительный ответ, необходимо соответствен­но разбираться в понятиях вопроса.

Нужен человеку Бог?

Ни о человеке, ни о Боге мы ничего сказать не можем. Да и слово "нужен" не однозначное: для чего нужен?

6. У познания два основных метода — это метафизика и диалектика. Это взаимоисключающие ноги познания. Пока одна нога упирается в предмет познания, другая отталкивается от нее и уходит в более глубокое знание.

Метафизика есть Вавилонская башня. Диалектика — Пизанская башня. Первая устремляется к небу, вторая имеет наклон к земле. Чем выше у метафизики вавилон, тем дальше диалектика откладывает пизань.

Не будь Аристотелевского вавилона, Галилей не додумался бы сбрасывать шары с Пизанской башни.

Сегодня мы до сих пор пользуемся вавилоном: мудрецов Древней Греции, поэтому и современная наука зачахла, за деревьями не видит леса.

7. Объединяет обе науки о действительности общая задача познания - составить суждение о предмете познания

7а. Всякая логика - искусство образования суждений - опирается на алгебраические системы. Алгебра - изобретенная человеком счетная машина, состоящая их элементов: знаковых обозначений высказываний, операций над ними. Она функционирует у нас в голове или в логических машинах.

Алгебраическую систему создаем априорно, используя мыслительное начало: модели, аналоги, знаки, поэтические метафоры. Если собранная конструкция плохо перерабатывает информацию из внешнего мира - ищем другую до тех пор, пока не найдем нужную, гармоничную с действительностью.

Исходного алгоритма в их создании нет, сколько бы не имели апостериорных знаний. Наблюдение в пустой голове ничего не создает. Опыт и знание - это курица с яйцом. Сами думайте, что первично, а что вторично.

Наиболее простая алгебраическая система, изобретенная одновременно с изобретением колеса или дубинки, состоит из двух функциональных элементов: истина и ложь. Для них имеются три закона композиции: дизъюнкция, конъюнкция, импликация. Относительно первых двух законов система напоминает структуру коммутативного кольца. Не построена только аддитивная группа в кольце, нет нулевого идеала.

Категорическая логика заключается в гомоморфизме между множеством всех высказываний и множеством из истины и ложь. Высказывание, соответствующее действительности, имеет образ - истина; оно имеет значение истины. Также, как и количество равняется некоторому натуральному числу. Напротив, если высказывание не подтверждается опытом, то имеем депо с ложью.

Соответственно, над высказываниями проводим те же операции как и над двумя булевыми числами. Для любых двух суждений, можно выбрать одну из трех композиций, получить третье суждение.

В отношениях между субъектами и предикатами ничего особенного волнующего нет. Аристотелевский вавилон метафизики нагляден и прост.

Понятия можно просто рассматривать как предметы познания. Содержание понятия выразим как определенною сложную композицию из суждений.

7б. Тонкое научное познание, метафизика и диалектика, оперируют более сложной алгеброй. Для нашего поверхностного рассмотрения проблемы проведем некоторые сопоставления с полем вещественных чисел. Изоморфизма, разумеется, здесь нет.

Иррациональное число - небесная истина. Ее же можно назвать абсолютной истиной или незнанием для нас.

Множество рациональных чисел - бесконечное количество земных истин. Земные истины - упорядоченное множество.

Из любых двух нам известных истин можно выбрать одну, которая "ближе" к небесной истине, имеет наименьшую погрешность, если она родилась в сердце с меньшим грехопадением.

Если абсолютная истина неизвестна,то не известна и точная погрешность земной истины с ней. Назовем эту погрешность незнанием, имеющим различные величины.

Величина незнания всегда относительна, нам неизвестна абсолютная погрешность. Если хотите меня в чем-то переубедить, то должны привести свой взгляд на проблему. Если он окажется более далеким, то я откажусь от всех своих слов.

А так в спорах лишь только пустая болтовня, высказываться о ком-то - это еще не значит быть более умным. Ленин не стал умным от того, что каждому философу дал свою характеристику. Критик всегда на один шаг от кретина.

Разумно допустить во множестве рациональных истин наличие обратных элементов. Каждая земная истина соответствует обратной земной истине. Невозможно сказать какая из них ближе к небесной истине, между ними отношение противоречия.

В процессе познания незнание стремится к бесконечно-малой величине, никогда не достигая нулевой отметки. И все же в той или иной степени незнание сопоставляется с нулевым идеалом кольца. Алгебра метафизики и диалектики более принимает очертания коммутативного кольца, имея законы дизъюнкции и конъюнкции над множеством земных истин.

Дизъюнкция истины с незнанием равняется этой же истине. Конъюнкция истины с незнанием равняется незнанию.

Если истина плюс ложь равна истине, то в нашем случае элемент одновременно истинный и ложный, плюс обратный элемент равняется не знаю. Это означает, что они оба не имеют статуса абсолютной истины.

Обратимся к гомоморфизму, чтобы был понятен последний абзац. Бреется или не бреется деревенский парикмахер из перифразы парадокса Рассела равняется не истине, а не знаю. Обще противоречивые суждения ложные и истинные. Нашим конечным способностям не дано владеть иррациональным выражением незнания. Бреется он или не бреется - судить не нам.

7в. Господь создавал мир — только Ему известна действительность. Божье слово, абсолютное соответствие действительности, имеет значение небесной истины.

Все сказанное лживыми устами имеет значение земной истины.

Всякое наше слово по отношению к Божию слову необходимо ложно.

Конечно, для того и создал нас Творец по образу Своему, чтобы мы могли стремиться к небесному знанию. Иногда наши суждения максимально подходят к абсолютному знанию, но не являются все же небесными. Город Иваново находится в России - для практической жизни истинное суждение, такое же истинное, как и законы классической механики для грузчика. Если покопаться в слове "находиться", то высказывание окажется не столь не проблематичным.

7г. В тщетных, но для практики плодовитых, поисках небесной истины мы строим функции. Мостим путь к Господу, когда слышим от Него слово.

Этот путь не прямой, ибо Господь не разговаривает на еврейском или на русском языке. Его слово сердце слышит как мелодию музыки, подбирая свои ассоциации. Музыка из космоса одна, а понимания грешным сердцем разные. Очень трудно, будучи искушенным помыслами, проложить путь в Небесное царство.

Вынуждают же нас искать истину противоречивые сведения о предмете. Например, некто утверждает, что объект порождает какое-то явление. Другой же в ответ, этому объекту несвойственно данное явление - приводит необходимые доводы. У предмета всякое свойство, не имеющее обоснованного основания для бытия, противоречиво - мы не можем что-либо определенное о нем сказать. Да и сама природа противоречиво себя ведет: здесь она такова или сегодня такова, а там другая или завтра другая.

Используя наше тонкое познание, все противоречия приравниваем к не знанию, убираем их на время с поля зрения. Это позволяет обнаружить непротиворечивую композицию суждений, она послужит в познании начальной земной истиной.

Равенство найденной композиции некоторой рациональной истине относится к первой пробной функции криволинейного пути к иррациональной истине.

Непротиворечивости тем больше, чем больше противоречий подвергли незнание. Соответственно и земная истина имеет большее незнание. Здесь диалектика другая: чем дальше стоишь от цели, тем больше вероятности попасть в нее. Чем больше у начального значения функции незнания, тем больше шансов приблизиться к небесной истине. Хочешь идти вперед - уходи как можно дальше назад.

Следующая задача такова: определить сходимость услышанной, но непонятой функции к иррациональному значению. Равен ли предел пробной функции абсолютной истине?

Критерий Коши не потребуется. Значения функции меняются от ввода в область определения новых суждений, в процессе перехода к новым непротиворечивым композициям. Функция будет иметь сходимость, а сходимость возможна только к одному пределу, если разрешаются все противоречия.

Здесь свои тонкости, даже при правильно выбранных исходных позициях можно зайти в тупик. Что значит разрешить противоречие?

Ни одну спорящую сторону мы не должны поддерживать. Ни идеалиста и ни материалиста: они оба далеки от истины, потому что спорят между собою. Должны принять Соломоново решение: забрать ребенка у матери и у лжематери. Тогда настоящая мать сама найдется, противоречие разрешится.

В споре не рождается истина, спорят только глупцы. В спорах лишь только приходят к общему согласию или рубят гордиевы узлы. Спор - исчадие ада, он отвлекает сердце от Бога.

Выбрать одно из двух противоречащих высказываний - это не разрешение противоречия. Разрешением противоречия будет то, когда найдете третье высказывание на зло всем формальным законам. Когда скажете, что деревенский парикмахер не бреет, а выдергивает у себя бороду.

Это третье высказывание, преодолевая рамки знания и обращая незнание в знание, объединяет противоречащие суждения, указывает в каждом свою долю истины.

Это третье высказывание - примиряет спорящих, указывает им на истинную истину.

Это третье высказывание образует последующую непротиворечивую композицию суждений, которая ближе к иррациональной истине.

7д. Если иметь чувствительное сердце и свободную от формальных схем голову, то можно далеко продвинуться к небесной истине. Но вплотную к ней невозможно подойти, как и нельзя воочию увидеть Господа.

Из земли вышедши, мы всегда обольщены решением какой-либо практической задачи, поэтому всегда останавливаемся на пол-пути. Грешны те:люди, которые свое недалекое видение называют бесконечным. Которые утверждают, что им известен Бог.

А в общем-то, кто не грешен?

Разрешая конечное количество противоречии и достигая определенной земной истины, создаем учение или теорию.

Теория систематизирует суждения о предмете действительности. Позволяет ссылаться на узаконенные высказывания при решении конкретных задач. Она дает нам специфическую логику - механизм анализа при частных исследованиях.

Игнорируя апостериорное знание, можно отшлифовать стройную теорию. Каждое положение будет иметь стопроцентное доказательство, но весьма сомнительно, что сама система взглядов соответствует действительности, пригодна практике.

Всякое учение или теория, имеющие завершение в решении отдельных практических задач, не имеют завершения в постижении небесного знания. В вечном стремлении к небу, пересматриваем положения старых учений,создаем новые учения.

8. Земля и небо разделяют диалектику от метафизики.

Диалектика - наука о законах земли. Она рассматривает объективность такой, какой она есть, а не какой она должна быть согласно законам неба, то есть согласно законам разума.

8а. У пизанской науки дифференцирующая роль в познании.

Предает забвению общие представления, устремляет очищенные от суждений взоры на опыт, как на якобы носитель абсолютного знания. Явления, предмет наблюдения, определяют предмет познания дифференцированной науки.

Конечно, интеграция областей познания в диалектике не исключается, иначе она не была бы наукой. Средства эксперимента и наблюдений позволяют многократно увеличить информацию из внешнего мира. Позволяют увидеть общие свойства, общие механизмы для разных явлений.

Гипотез диалектика предпочитает не измышлять: ее стать - обобщать сотни и тысячи опытных фактов. Истину ищет в лабораториях под микроскопом. У Бога просить знание — это не Галилеево занятие. Истинным диалектиком был не Гегель, а Галилей.

Диалектическое познание также составляет функции в постижении иррациональной истины. Отличительная особенность разрешением противоречия служит не слово Божие, а творение Божие, воспринимаемое нами через опыт. Что скажет судья опыт, то и ляжет в основу композиции суждений. Если сама природа противоречива, то это из-за недостатка апостериорного знания.

Опытное знание ложится в основу диалектической теории. Все остальные положения теории не противоречат основе.

Опыт дал закон Кулона для заряженных тел. Пропорциональное отношение силы к произведение зарядов и квадрату расстояния приравнивается к рациональной истине, предположительно сводимой с небесной. При анализе свойств электрических полей ссылаемся на этот закон, подтягиваем частные высказывания до значения достигнутой земной истины.

86. Почему диалектики любят спорить?

Спорят и метафизики, когда утверждают, что им известен Бог. Диалектики дискутируют чаще, абсолютизируют опыт.

Впечатление от живого созерцания неизгладимо: увидел летающую тарелку, следовательно, Землю посещают инопланетяне. Метафизика еще можно переубедить, что он неправильно понял слова Господа. Диалектика же труднее убедить в том, что он не проводил эксперимент.

Один экспериментальную информацию обобщает так, а другой иначе. Один утверждает,что Земля вращается вокруг Солнца, а другой — Солнце ходит по земному небосводу. Один получил индуктивные заключения с определенной области познания, а другой его опровергает, основываясь на неуместные эксперименты. Один учитывает влияние приборов на информацию, другой - безответственно работает с экспериментальным оборудованием. Один провел крупномасштабный социологический опрос, другой - опросил только своих знакомых. Мнения знакомых более весомые, чем незнакомых.

Да и разве можно из опыта получить абсолютное знание? Невозможно даже измерить абсолютно точно расстояние между двумя точками, не говоря уже о большем.

Современные научные лаборатории способны дать непостижимый объем информации. Не затеряется ли мысль в стоге сена? Сможет ли диалектика увидеть творение Божье среди многочисленных аминокислотных соединений?

8в. Когда голова занята опытом, сердце не посещают вне опытные знания. Наверное, от скудности собственных мыслей какое-то рабское преклонение перед земными авторитетами. Кант так-то говори... Но если убрать слово Кант, то суждение ничего не стоит? Что вы! Это же Кант!

Считаю, Платон и сосед по дому одинаково умны . Сосед в свое свободное время рыбачит на речке, а Платон рыбачил мысли. Кто из них лучший ловец - стоит поспорить. Что бы не сказал Платон - это не закон.

И зачем люди своими руками убивают мысли от Небесного авторитета? Возносят простых смертных до небес. Боясь показаться невеждой или смешным, не решаются высказать что-либо сверх авторитетного мнения.

Мы все сыны и дочери Божьи. И если захотеть, захотеть не ради обольщения славой, а просто захотеть на вечное время, умерщвляя в себе прежнюю сущность и помыслы, то каждый может стать гениальным ловцом Божиих мыслей.

Да и Отец наш мечтает, чтобы каждый из нас припал к Его груди.

Не скоро еще то время, когда припадем к Отцовой груди. Очень сильно еще желание совершать курения на высотах. Очень сильно желание возвышаться над другими вместо того, чтобы отличаться от других. Очень сильно желание унизить пигмея, вместо того, чтобы поцеловать у него ноги и пропустить занять более почетное место в Отцовом доме. Очень сильно желание посмеяться над чукчей, вместо того, чтобы поучиться у него уму.

Ведь те, кого считаем омерзительными и глупыми, хранят в себе неизвестные нам познания о Боге. Я бы предпочел упасть на колени перед грузчиком, чем перед служителем храма. Грузчик за мизерную оплату из последних сил совершает тяжелый физический труд, алкоголем сжигает плоть, имеет глаза, не мечтающие о более легкой участи. Разве не он Божий человек? Богослов преподает пустые слова, которыми можно лишь только усластить слух. В неблагозвучных словах грузчика можно услышать глубокий таинственный смысл, когда он, имея тяжелый похмельный синдром, собирается выполнить тяжелую работу. Если слова богословов, как публичные женщины, ходят по рукам, то слова грузчиков упоминаются только в укромных местах. Разве белолицые книжники Божие люди?

Господь милосердный позволил отвлечься от темы. Но и здесь может быть найдете какую-нибудь связь... Может быть притупится диалектическое воззрение - перестанете явное видеть как явное, перестанете к грузчику относится как к грузчику.

9. Метафизика - наука парадоксов, наука о законах неба. У метафизики единственный орган восприятия — сердце. Она спрашивает у Господа, как Он создавал землю, воду, воздух, огонь. Сердце получает ответ, а метафизик ужасается, обнаруживая несоответствие законов земли с законами разума.

9а. Метафизика крайне недоверчиво относится к опытному познанию. Опыт для нее не закон. Тяжелые и легкие тела падают одновременно на землю — не закон. Сумма углов в треугольнике равна двум прямым - не закон.

Решая задачу познания, исходит от композиции суждений. Начальная система суждений является экспериментальным фактом, то метафизическая является аллегорией. Она рождается, когда сердце строит ассоциации от воспринимаемого вне опытного знания. Априори дает нам богатую величину незнания.

Метафизические аллегории подобно поэзии сравнивает предмет познания с отвлеченными явлениями. Как немудро посредством опыта устанавливать схожесть порыва души с ветром, так и не имеет смысла опытно обосновывать аллегорические суждения метафизики. Господь из ребра мужчины создал женщину - разумно ли у мужчины искать не хватающего ребра? Или искать в сердце уши, которыми оно слышит Бога?

Глаза, ослепленные окулярами оптических приборов, не видят главного, что способно понять научную, проблему.

Аллегоризм, возникающий в обход логических законов, в полусонном состоянии, возникающим вне восприятия объективного позволяет сформулировать поднебесный закон, позволяет одеть в слова мысль пли чувства.Можно допустить, что поэтическое иносказание не имеет научной ценности. Тибетская медицина, построенная на основе богатого метафизического познания, не лечит людей...

Что значит научная ценность? В частности, это такая подвижная система общих высказываний, которая направляет рассуждения во многие области знания. В конкретном примере находим конкретные суждения, сопоставимые с общими суждениями исходной системы. Сопоставляем динамику отношений элементов направляющей системы с динамикой отношений рассматриваемой системы, строим дедуктивные заключения.

Ракурсная картина о предмете может состоять из аллегорий. Это не мешает при решении частных задач искать общим поэтическим образам прообразы. Делать дедуктивные заключения не от общего понятия к частному, а от отвлеченного понятия к общему, не входящего в объем какого-либо другого понятия. Или входящего, но, немеющего четкого видового отличия.

Любящая мудрость Господа наука разрешает функциональные противоречия, не ссылаясь на опыт и тем более на авторитетные мнения. Напротив, решение противоречия может даже противоречить опыту, не соответствовать видимой действительности.

Главное , третье высказывание должно вписываться в гармоничное представление, соответствовать космическому разуму. А то, что наблюдение говорит обратное, то тем хуже для него.

Наблюдаемая действительность всегда подчиняется законам Разума, но не всегда наши ощущения говорят о ее сущности.

96. Многознание уму не научало Гераклита. Быть богатым Плюшкиным нежелательно. Не знанием одном будет жить миропонимание, но всяким словом исходящим из уст Божиих.

Есть земля как воспринимаемая объективность. Есть небо как не воспринимаемая объективность. Есть сердце как центр души, которое способно освобождаться от земных пут и возноситься к небу. Небо не воздействует на сердце, сердце самостоятельно в небесах принимает то или иное качество. По этим воспринимаемым качествам мы и судим о небе.

Земное многознание мешает гераклитовцам получать знание от Хозяина неба. А без небесного знания нет понимания земли.

Чистый разум - мечта всякого метафизике. Это такое состояние пустоты, когда имеешь немалые земные познания и в то же время не чувствуешь их в себе. Вроде бы как их и нет. Высказываешь какую-нибудь мысль и ничто на тебя не довлеет. Мысль заполняет пустоту.

Студент страшится пустой головы, когда идет на экзамен. Зарабатывает психозы, лень к творческому мышлению. Исследователь же должен любить чистый разум. Иногда пусть профессор ставит двойку, но зато сохранится верность к незнанию.

Очень тяжело забывать накопленный опыт, накопленные тяжелым трудом познания. Очень тяжело, когда из памяти все исчезает. Исчезает собственное имя, исчезает понимание своего назначения на земле.

Но, Господь всегда призывает приносить в жертву единственного сына. А иначе нельзя... Иначе нет перерождения, иначе сгниет весь урожай в амбарах.

Метафизик все свои познания садит в землю. Молитвы, надежда, долготерпение одолевают время. Сколько радости, когда семена начинают прорастать.

Недолгое время наслаждаешься собой и вновь необходимо уходить в забытье.

9в. Творчески мыслить - быть на грани жизни и смерти. Потерять самого себя не самое страшное. Страшно испугаться смерти. Страшно ставь глухим к словам Бога.

Надорвать здоровье - обычное дело. Психиатрическая больнице - санаторий для истинного философа.

Посмотришь, ученые мужи как автоматы отвечают на вопросы. А здесь, смысл обычного предложения в книге не доходит до ума. Что понятно всякому школьнику,то непонятно метафизику.

Иметь пустую голову мало. Глупость - богиня метафизического познания. Любимая глупость дарует непонимание как складываются пальцы не руках. Влюбленный в небесную истину скажет, что не знает, сколько будет два плюс два.

10. Хамская участь нас минует: нам никогда не увидеть наготу нашего Отца. Бог никому не был известен и никому не будет известен. Невозможно охватить бесконечное и вечное конечным умом.

Был убежденным атеистом - всегда не хватало чего-то единого, объединяющего и оживляющего все высказывания. Детерминизм еще как-то позволял исключать концепцию первого толчка явлениям мира. Индетерминизм же потребовал вводить некоторое неопределяемое понятие, параллельное материи. Назвав это понятие всем известным словом, мои взгляды оживились, мировоззрение стало расти и развиваться.

К суждениям, родившимся в горячем сердце. отношусь с холодным рассудком. Мне ничего не стоит отрицать бытие духовной субстанции. Да и вообще, пойду на любое утверждение, если оно даст плодородную почву для дальнейшего роста мысли. Ведь пока движется познание, есть надежда, что неточные суждения со временем сами отсохнут и отпадут.

Не испытываю глубокого уважения к мудрствующим, доказывающим бытие Бога. Себя начинаю ненавидеть, когда пытаюсь что-либо доказать. Доказательства основательны, когда принимается что-либо без доказательств. Любящий мудрость Господа принимает без доказательств единственное высказывание: я ничего не знаю, мне ничто неизвестно. Логически связать эту аксиому с любым другим высказыванием невозможно, поэтому доказательства со значением небесной истины бессмысленны. Можно лишь только предполагать.

Есть Бог и нет Бога - оба суждения истинные. Есть относительное знание о Боге - истинное суждение. Нет этого знания - ложное суждение. Спрашиваете о бытие Бога?

Вы сами о Нем говорите. Разве можно вас удовлетворить ответом, если я не знаю, что вы понимаете в слове Бог.

Есть российский бог, есть израильский бог. Господь один, но представления у нас о Нем разные.

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Log in to comment