Аксон – длинный отросток нейрона, передающий Эл. сигнал на завершающий его синапс.

Синапс - соединение аксона и дендрита, он проводит эл. сигнал от аксона к дендриту, если он пробит. Если синапс непробит - он сигнала не проводит. Если синапс пробит, но плохо - то он накапливает эл. сигнал и когда накопит достаточно - передает.
Дендрит - короткий отросток нейрона. Он принимает эл. сигнал от синапса. В ядре нейрона осуществляются логические функции. Сигналы дендритов могут суммироваться, вычитаться, осуществлять функцию "и" или "или". Дендрит также бывает отрицательным и положительным. Отрицательный запрещает аксону возбуждаться, положительный же возбуждает аксон.
После всех логических и арифметических операций сигнал поступает на аксон и передается им в конечному синапсу аксона.

Рефлекторная дуга – линейная цепь нейронов, идущая в область результата, начинающаяся с нейрона, имеющего дендрит, запрещающий аксону перевозбуждаться – и обратная линейная цепь нейронов без активных дендритов, кроме дендритов этой цепи, идущая из области результата к этому дендриту.

 

И еще одно пояснение к статье.

 

Алгоритмы групп Б и В:

 

Группа Б.

Б1. Алгоритмы опознания предмета или действия:

Б1.1 алгоритмы, определяющие функциональное назначение предмета или действия;

Б1.2 алгоритмы, определяющие словесное обозначение предмета или действия на родном языке.

 

Б2а. Алгоритмы выделения из окружающей обстановки новых или интересующих нас предметов или явлений. Алгоритмы запоминания внешней обстановки как повторения частей уже знакомых аналогичных обстановок с расстановкой в них новых или интересующих нас предметов или явлений.

Б2б. Алгоритмы контроля ситуации по нашему внутреннему эмоциональному состоянию.

Случаи отказа этих алгоритмов Б2б.1

Если эмоции необычны (для данной ситуации) и не слишком сильны и притом побуждения к простым действиям отсутствуют – утомляется «Я». Оно утомляется слабее если нам приятно, но если очень приятно – то «Я» непосредственно тормозится. Если эмоции необычны и слишком сильны – в группе А инициируются фальшивые задания на простые действия, и выполнение этих заданий выводит «Я» из состояния утомления, поскольку в группе А при сильном сигнале возбуждаются в основном реакции либо смеха, либо сильного раздражения против внешнего мира, а такие реакции возбуждают «Я».

 

Nota bene: в ситуации, не требующей быстрых движений, чувство страха расценивается алгоритмами Б2б как необычное (и поскольку страх есть чувство неприятное – это ведёт к утомлению «Я»).

 

Если алгоритмы Б2б не отказали на названном этапе Б2б.1 – то они выдают выходной результат. Результатом является кривая обегания зоной концентрированного внимания деталей обстановки вместе с длительностями задержек зоны концентрированного внимания на деталях, пропорциональными эмоциям, вызываемым этими деталями.

 

Nota bene Б2б.2. Задержки зоны концентрированного внимания на деталях обстановки, не вызывающих сильных эмоций, являются сбоями алгоритмов Б2б.

Nota bene Б2б.3. Преждевременный уход зоны концентрированного внимания с объекта, вызывающего сильные эмоции, является сбоем алгоритмов Б2б.

 

Б3. Алгоритм расшифровки речи и алгоритмы формирования речи.

 

Nota bene. Эти алгоритмы требуют некоторой концентрации внимания на речи. Алгоритм расшифровки речи действует без сбоев лишь если речь подаётся ему в определённом темпе – не слишком быстро и не слишком медленно.

В случае слишком замедленной речи алгоритм Б3 «просит» алгоритм из группы Б2б сконцентрировать внимание на речи, чтобы запомнить произносимые слова и потом расшифровать всю сказанную фразу (запомнить ведь без концентрации внимания невозможно). Но расшифровка сказанной ранее фразы тоже требует внимания (особенно учитывая то, что ранее сказанная фраза находится в памяти). В итоге выходит, что алгоритм Б2б должен создать концентрацию внимания на двух совершенно разных зонах мозга, что вызывает сбой алгоритма Б2б.

Сбой алгоритма Б3 накладывается на сбой алгоритма Б2б, что вызывает довольно сильное гипносостояние либо раздражение (по прошествии непродолжительного времени).

В случае слишком быстрой речи алгоритм Б3 также требует запоминания фраз для их последующей расшифровки в более медленном темпе и алгоритм Б3 тоже обращается к алгоритму Б2б, но одновременно идёт и расшифровка ранее сказанных фраз, что, как и запоминание фраз, требует внимания, и опять алгоритм Б2б сбоит из-за необходимости концентрировать внимание на двух совершенно разных зонах мозга.

 

Б4. Алгоритмы распознания настроения наблюдаемого человека (по лицу, жестам, голосу).

Б5. Алгоритмы распознания, чувствует ли говорящий человек то, что он говорит, или же он лжёт? Уверен ли он в том, что говорит, или не уверен? (Алгоритмы действуют на основании мимики, жестов, голоса и содержания речи говорящего).

 

Nota bene. Алгоритмы Б4 и Б5 моделируют внутри слушающего или наблюдателя состояние психики говорящего или наблюдаемого.

Nota bene. Большая часть результатов действия алгоритмов Б4 и Б5 с увеличением возраста человека становится недоступной его сознанию. Однако при сбоях алгоритмов Б4 и Б5 утомляется «Я» даже у стареющих людей. Впрочем, у очень старых «Я» уже не утомляется при сбоях этих алгоритмов.

 

Б6(а). Алгоритмы прямых непосредственных реакций на секс-объект.

Б6(б). Алгоритмы прямых непосредственных реакций на объекты, вызывающие наше вожделение (т.е. на объекты, владеть которыми мы долго мечтали).

 

Nota bene. Результат этих алгоритмов – жажда обладания объектом или секс-объектом.

Nota bene. Результат действия этих алгоритмов наблюдается не сразу – требуется некоторое время (хотя и небольшое, но больше 1 секунды). Видимо, алгоритмы эти действуют благодаря химическим процессам в мозгу.

Nota bene. Алгоритмы Б6(а) в переходном возрасте (приблизительно 13 лет) являются сбойными, т.е. вызывают довольно быстрое утомление «Я» (т.к. в детстве стереотип сексуального влечения подавляется естественным путём и, следовательно, алгоритм Б6(а) является нарушением стереотипа в 13 лет).

 

Б7. Алгоритм уважения к учителю и подчинения ему – если учитель трактует что-то интересное нам, новое или непонятное.

 

Nota bene. Этот алгоритм формируется в раннем детстве – в возрасте 4 – 8 лет – на основании бесед с родителями и, позже, в школе.

Nota bene. Этот алгоритм вызывает концентрацию внимания на речи учителя и полное невнимание к его мимике, т.е. алгоритмы Б4 и Б5 перестают действовать. Главное здесь – чтобы говорящий был занесён слушающим в класс «учителей».

 

Алгоритмы Б8, Б9, Б10.

Повторяют и расширяют алгоритмы А1, А2 и А3, только для более сложных действий – и формирование их идёт в возрасте 7 – 20 лет. Для своей работы требуют внимания средней степени. Т.е. некое предварительное возбуждение нейронов, осуществляющих эти алгоритмы, требуется.

 

Nota bene. Вообще алгоритмы группы Б, кроме Б6(а), требуют для своей работы средней степени внимания. Что касается алгоритмов Б6(а), то они сами вызывают возбуждение внимания к секс-объекту.

 

 

 

Группа В.

Nota bene. Алгоритмы группы В для начала своей работы требуют крохотной остановочки зоны концентрированного внимания на объекте. Результаты же их действия вызывают эмоцию по отношению к объекту внимания – что, согласно действию алгоритмов Б2б, может вызвать задержку зоны концентрированного внимания на объекте.

Nota bene. Алгоритмы группы В формируются, как правило, на основании глагольных форм родного языка.

 

В. Алгоритмы, результатами которых являются действия или мнимые действия или чувства по отношению к наблюдаемому (или воображаемому) предмету, человеку или явлению. Результатом действия алгоритмов этой группы является:

В1. активизация способа Вашего поведения – поведенческой схемы – по отношению к объекту внимания, и

В2. возбуждение эмоции по отношению к объекту внимания.

Алгоритмы группы В расклассифицированы на подгруппы согласно поведенческим схемам, которые они выбирают.

Примеры поведенческих схем приведены ниже, причём каждая поведенческая схема дана в одной строке с противоположной ей по эмоции поведенческой схемой:

В.1а «Уважать» - В.1б «Не уважать (презирать)»

В.2а «Хотеть в собственность» - В.2б «Можно выбросить, как мусор»

В.3а «Купить» - В.3б «Не покупать, это не нужно»

В.4а «Передвинуть бы вправо» - В.4б «Передвинуть бы влево»

В.5а «Ситуация опасна» - В.5б «Ситуация желанна или приятна»

В.6а «Я знаю» - В.6б «Я не знаю»

(Как видите, ядром поведенческой схемы является, как правило, глагольная форма.)

 

Nota bene. Что означает «включение определённой поведенческой схемы»? Это означает среднюю степень возбуждения части нейронов, осуществляющих алгоритмы групп А и Б. В т.ч. и алгоритмов А1, А2, А3 и Б8, Б9, Б10. При сильном возбуждении (одновременном) противоположных действий возбуждаются смех или раздражение против внешнего мира, пропорциональные возбуждённым эмоциям. Причём в детстве смех или раздражение возбуждаются лишь при попытке осуществления схем поведения в конкретных действиях. Однако с возрастом постепенно вырабатывается смех или раздражение как реакция на сильное возбуждение двух противоположных эмоций.

Эти – охранные от противоположных действий – алгоритмы, зависящие от результатов действия алгоритмов В2 (т.е. от эмоций), мы занесём в группу Г. Их результаты – либо смех, либо реакции раздражения против внешнего мира. И то, и другое возбуждает «Я».

 

Группа Г

Г. Результатами действия алгоритмов группы Г являются либо смех, либо раздражение против внешнего мира (в зависимости от чувственного настроя и гормонального уровня организма и мозга).

Входная информация для этих алгоритмов – результаты действия алгоритмов А0, В2, Б3, А1, А2, А3, Б8, Б9, Б10. Смех либо раздражение инициируются в случае выдачи на вход двух противоположных достаточно сильных эмоций.

 

Алгоритмы групп L1, L2 и БL

Nota bene. Алгоритмы групп L1 и L2 слегка активизируют огромное количество схем поведения во многих областях мозга и поэтому должны вроде бы являться подгруппами алгоритмов группы В.

 

L1. Алгоритмы, доносящие нам (по внешней обстановке) о нашем одиночестве и о нашей безопасности.

 

Nota bene. В обществе мы ведём себя не так, как в одиночестве: в одиночестве мы можем позволить себе всё.

В безопасности наше внимание расслабляется, в то время как ощущая небезопасность положения, мы постоянно «бдим». Например, многие люди, спокойно засыпающие в своей комнате, в тишине ночного леса спать не могут.

 

L2. Алгоритмы, идентифицирующие личностную принадлежность именно нам наших ощущений, мыслей, знаний, чувств, действий и воли к действиям.

 

Nota bene. Что касается возбуждаемых схем поведения – то, грубо говоря, с тем, что принадлежит нам самим, у нас, во-первых, больше свободы обращения, и во-вторых, мы больше можем надеяться на принадлежащее нам и мы не подневольны, коль воля к действиям исходит от нас самих.

Принадлежность подгруппы L2 к группе В особенно выпукло выглядит, если сформулировать вопросы, на которые дают ответ алгоритмы подгруппы, в глагольных формах.

Вопрос о действиях и воле к действиям: «Я хочу это делать – или мною командуют?» Вопрос о знаниях и мыслях: «Я так думаю – или мне это кто-то внушил и это мог быть обман?» Вопрос о чувствах и ощущениях: «Я это чувствую сам – или мне это кто-то внушил?»

 

Nota bene. Следующие алгоритмы возбуждают сразу две совершенно разные области мозга – и неясно, как они работают. Но они определённо являются алгоритмами группы Б2б. Т.е. группа БL – это подгруппа группы Б2б.

 

БL. Алгоритмы активного ожидания определенного события.

Они одновременно концентрируют внимание на образе ожидаемого события (т.е. возбуждают нейроны этого образа) и возбуждают (а затем и перевозбуждают, т.е. утомляют) те нейроны «Я», в которых закодировано чувство ожидания события.

 

Nota bene. Чувство активного ожидания события возникает не сразу вначале ожидания, а накапливается со временем – т.е. оно объясняется, видимо, химическими процессами в мозгу, как и подавляющее большинство эмоций.

 

Nota bene. Я высказываю следующее соображение. Быть может, возле каждого нейрона с образом события находится «флажковая» клетка ожидания этого события, которая при воздействии химического медиатора от возбуждённого «Я» испускает свой химический медиатор – и он воздействует на нейрон с образом события, возбуждая его. Причём «флажковыми» клетками снабжены все нейроны, хранящие глаголы родного языка и некоторые нейроны, хранящие наиболее стандартные глагольные формы родного языка. Разумеется, медиатор, испускаемый «флажковой» клеткой, воздействует и на тот нейрон «Я», который возбудил её, возбуждая этот нейрон. Поэтому ожидание длится.

Когда происходит ожидаемое событие, нейрон с образом события перевозбуждается и испускает медиатор, тормозящий «Я» - и, в частности, тот нейрон «Я», который оканчивается на «флажковой» клетке. Поэтому ожидание прекращается. Но если медиатора, тормозящего «Я», испущено достаточно много – из нейронных цепей «Я» выпадает значительный кусок и наступает гипносостояние второй ступени.

При такой схеме достаточно, чтобы алгоритм группы БL возбудил тот нейрон «Я», который оканчивается на флажковой клетке, соседствующей с нейроном, хранящим образ события.

 

Nota bene. Осталось рассмотреть ситуации сбоя алгоритмов группы БL.

  1. При слишком долгом ожидании события (и достаточно активном) перевозбуждаются и утомляются те нейроны «Я», в которых закодировано ожидание события и наступает либо раздражение, либо гипносостояние.

  2. При насильственном прерывании ожидания приятного события наступает либо раздражение, либо гипносостояние (чаще раздражение).

  3. При насильственном прерывании ожидания неприятного события наступает гипносостояние первой ступени (вместе с чувством облегчения).

  4. При насильственном прерывании ожидания события, от которого можно ожидать и приятных ощущений, и неприятных – наступает гипносостояние первой или второй ступени.
    То же самое - при наступлении такого события.

  1. При наступлении приятного ожидаемого события – то же самое.

  2. При наступлении неприятного ожидаемого события – перевозбуждается «Я», и со временем, если не предпринимаешь активных действий, «Я» утомляется, т.е. наступает гипносостояние (как правило, первой ступени). Но может наступить и раздражение.

  3. Если при наступлении активно ожидаемого события сразу меняется знак эмоций по сравнению с ожидаемым – наступает гипносостояние или, при наступлении неприятного знака, может возникнуть раздражение.

 

 

 

Всюду применяемое сокращение:

СМ – среда мозга.

 

С точки зрения современной науки о мозге есть замкнутые на круг цепи нейронов, возбуждение по которым может циркулировать недолго, если они не находятся в зоне конц. внимания – и очень долго (вплоть до полной усталости нейронов или до срока ухода зоны конц. внимания) если находятся.

Мы назовем такую круговую цепь нейронов клеткой памяти.

Нейроны погружены в СМ, и возбужденный нейрон выделяет в нее медиатор, возбуждающий все нейроны соседних участков мозга, которые пробиты были сигналами не очень давно. Мы назовем такие нейроны активными. Медиатор, испускаемый клеткой памяти, диффундирует в СМ – и его концентрация с расстоянием падает, а со временем повышается.

Таким образом, что мы имеем?

Мы имеем клетку памяти, которая если находится в зоне конц. внимания, хранит, если была возбуждена, возбуждение, которое быстро затухает, если она не в зоне конц. внимания, и совершенно не затухает, если она в зоне конц. внимания. Причем возбужденная клетка памяти испускает медиатор, диффундирующий в СМ, который возбуждает активные нейроны вокруг этой клетки.

К клетке памяти подходят цепи нейронов, аксоны которых, если они возбуждены, возбуждают ее – да и если просто в крови и в СМ присутствует медиатор, возбуждающий нейроны, в достаточном количестве, то эта клетка памяти возбуждается и тоже начинает испускать медиатор, возбуждающий соседние активные или сравнительно активные нейроны.

Надо заметить, что когда синапс сравнительно хорошо пробит – он начинает испускать в СМ довольно много медиатора, запрещающего пробиваться другим синапсам, если они являются синапсами каких-то аксонов (насчет синапсов, открытых в СМ, никто ничего не знает). Медиатор этот быстро распадается – так что при диффузии не идет далеко и запрещает пробиваться только синапсам, расположенным близко к исходному пробитому синапсу. Поэтому каждый пробитый синапс в мозгу окружен непробитыми (потому-то из нейронов мозга активных только 4 процента, как утверждает современная наука… Но это мы отступили от темы – насчет современной науки…).

Клетка памяти окружена дендритами, которые, если синапсы их являются синапсами аксонов каких-то, непробиты.

Поэтому начинающиеся возле самой клетки памяти нейроны возбуждаются туго и передают сигнал аксона только если аксон этот идет очень далеко от клетки памяти (иначе его синапс непробит). Кроме того, поскольку его дендриты, замкнутые на аксоны других нервов, непробиты – он не только туго возбуждается, но и возбуждается только от возбуждающего медиатора, совершенно нечувствителен к направлению зоны конц. внимания и не является нейроном рефлекторной дуги, поэтому хоть и туго возбуждается – но при наличии большого количества возбуждающего медиатора возбуждается неограниченно.

Такой малоактивный нейрон называется клеткой примитивной памяти (КПП).

Резюмируем свойства КПП, учитывая то, что большое количество возбуждающего медиатора возможно для этого нейрона (все дендриты которого расположены только вблизи клетки памяти и окружены только неактивными аксонами) – итак, большое количество возбуждающего медиатора возможно для КПП только если его выделяет клетка памяти.

Итак, свойства КПП…

 

КПП возбуждается только при возбужденной клетке памяти, с которой КПП соседствует, аксон КПП идет достаточно далеко от этой клетки памяти, КПП способна возбуждаться неограниченно – но возбуждается туго, и сигнал возбуждения нарастает в ней не быстро, поэтому начальный ее выход длинную цепочку плохо пробитых нейронов возбудить неспособен, да и один плохо пробитый нейрон в самом начале этот выход не возбудит.

Таковы свойства КПП.

 

Еще одно свойство КПП я объяснить не могу – оно связано с какими-то тонкостями процессов начального пробития нейронов…

 

КПП начинает собою цепь хорошо пробитых нейронов, некоторая часть которых является нейронами Я – и при успешном окончании кодируемого ими процесса фиксирует в Я удовольствие от возбуждения «материнской» клетки памяти этой КПП, делающее впоследствии обязательным направление зоны конц. внимания от Я на исходную «материнскую» клетку памяти, если только нейроны этой цепи в большой своей части находятся в зоне простого, не концентрированного внимания – либо то же самое делает не Я, а алгоритмы Б2б. Т.е. если у личности нет существенных возражений против переноса на «материнскую» клетку памяти этой КПП зоны конц. внимания – то эта зона будет перенесена на эту материнскую клетку памяти! Подчеркиваю – если у личности нет возражений, а они заключаются в том, что все или почти все интересы личности в данный момент направлены на другие, отличные от заданного возбужденной от КПП цепи нейронов, сфере интересов, т.е. цепь эта не входит в зону общего простого внимания… Точнее, большинство ее нейронов выпадают из этой зоны…

 

(Можно высказывать очень много предположений о создании цепей Я и о создании клеток памяти, т.е. о процессах начального пробития нейронов, приводящих к такому результату – и все это пока останется только предположениями… Что может ориентировать цепь от КПП на ее «материнскую» клетку памяти – загадка…)

 

Итак, последнее свойство КПП…

Если КПП, возбудясь, порождает нечто, входящее в большинстве своем в зону простого общего внимания, и действия этого «нечто» (точнее, воспоминание о них уже имеется только) в прошлом приводили к желаемому результату – то на «материнскую» клетку памяти этой КПП направляется зона конц. внимания!

 

Теперь о новых, недавно образованных стереотипных алгоритмах.

 

Поскольку нейроны их цепей хорошо пробиты, за исключением аксонов длинных выходных цепей (алгоритм-то стереотипный!) – они окружены зоной неактивных нейронов с короткими аксонами (нейроны с длинными аксонами, далеко отходящими от нейронов стереотипного алгоритма, могут быть активны – но они нечувствительны к зоне конц. внимания, т.к. дендрит зоны конц. внимания непробит).

Однако начальный участок выходной линейной цепи нейронов стереотипного алгоритма начинается с одного или нескольких нейронов, почти не являющихся нейронами рефлекторных дуг, поскольку алгоритм недавно создан – и нейрон, ведущий обратно от области результата стереотипного алгоритма к дендритам, начинающих его вых. цепь нейронов, запрещающим перевозбуждаться этим начинающим вых. цепь нейронов нейронам - итак, обратный нейрон рефлекторной дуги почти непробит (точнее, непробиты синапсы его дендритов, находящиеся в зоне результата стереотипного алгоритма). Итак, обратный нейрон рефлекторной дуги малоактивен или совсем неактивен – и нейроны, начинающие собой вых. цепь этого стереотипного алгоритма, могут перевозбуждаться очень долго, пока не придет, наконец, сигнал не перевозбуждаться!

 

Поскольку алгоритм стереотипный и новый – сила сигнала вых. его цепи стремится увеличиться почти неограниченно при расширении зоны входной информации и при усилении концентрации внимания на входных сигналах, а поскольку он новый – то, согласно сказанному ранее, это ему позволено, и сила вых. сигнала может быть очень велика. Так что – он дает пробивание новых нейронов на выходе? Он еще только образуется? Нет, это не обязательно! Нейроны, заканчивающие его вых. цепь, перевозбуждаться не могут, т.к. к одному хотя бы нейрону этой цепи, заканчивающему ее, подходит на его ограничивающий вых. сигнал дендрит нейрон из области результата стереотипного алгоритма, т.е. есть рефлекторная дуга… Это если есть – а если нет, то вых. цепь продолжает пробиваться…

А вот начинающие вых. цепь нейроны могут перевозбуждаться!!!

 

Резюме…

Новый стереотипный алгоритм при расширении зоны конц. внимания, дающей расширение его входной информации или при усиленной концентрации внимания на его входной информации начинает на начальном участке своей выходной цепи выделять в СМ очень много возбуждающего медиатора – и это продолжается довольно долго, до тех пор, пока этот алгоритм продолжает работать на выдачу результата!!!

 

Теперь опять о клетках памяти.

Рядом с клеткой памяти может быть несколько КПП – и они могут по очереди срабатывать при циркуляции эл. сигнала по клетке. При этом надо очень много циклов, чтобы КПП возбудилась – и количество этих циклов для всех КПП возле клетки, находящихся на равном расстоянии от нее и равночувствительных к медиатору, одинаково, поскольку КПП нечувствительна к другим сигналам, а чувствительна только к медиатору, выделяемому клеткой памяти.

Получается, что среди КПП данной клетки есть группа КПП, возбуждающихся по очереди, но почти одновременно…

Для КПП, находящихся на разном расстоянии от клетки и равночувствительных к медиатору, наблюдается строгая очередность – сначала возбуждаются ближайшие, а потом, через ощутимое время, более далекие…

 

Что касается КПП, образованных давно, то они могут начинать собой очень длинную цепь с ответвлениями (из-за процессов диффузии возбуждающего медиатора ответвления имеются), причем часть нейронов этой цепи может трудно возбуждаться и для своего возбуждения требовать довольно большого времени – т.е. хронологически выстроенную цепь событий, образов, актов поведения или чувств, или даже целых схем поведения – и часть этой цепи может быть зациклена на круг (воспоминание циклическое, или циклическая схема поведения (напр., хождение кругами по комнате из угла в угол или циклические процессы полового акта))...

 

Хронологически выстроенная цепь чаще всего является условной – т.е. при сигнале зоны конц. внимания, поданном на нейрон, находящийся на выходе от нейрона, возбуждающего (благодаря процессам диффузии) воспоминание о каком-то чувстве, событии, поведенческом акте и т.п. – возбуждается следующий нейрон цепи, и в его вых. линейной цепи содержится нейрон, возбуждающий (благодаря процессам диффузии) следующее воспоминание.

 

(Разумеется, вопросов пробивания нейронов в таких цепях я не касаюсь – они кодируются медиаторами, испускаемыми пробиваемыми нейронами в СМ и в кровь, медиаторов этих очень много и они почти не исследованы – и мы можем видеть только готовый результат, что почему-то от области возбужденного воспоминания идет нейрон к «Я», который при условии задания задачи «А что было дальше?» направляет зону конц. внимания на нейрон, выходной от возбудившего предыдущее воспоминание нейрона – и он начинает возбуждаться… Почему именно туда направляется зона конц. внимания при задании функции «Жду следующего» или функции «Результат предыдущего достигнут – пойдем к следующему» - загадка!)

 

 

И, наконец, опять перейдем к новым стереотипным алгоритмам.

 

Итак, пусть имеется новый стереотипный алгоритм группы Б или В.

 

Согласно сказанному ранее, его выходная цепь начинается с одного нейрона, который трудно возбуждается (или нескольких нейронов, которые трудно возбуждаются) – но нейрон этот может возбуждаться почти неограниченно, и это до тех пор, пока стереотипный алгоритм работает на выдачу результата и «Я» его не останавливает.

 

Поскольку это алгоритм группы Б или В – он работает до тех пор, пока внимание хоть немного (для группы Б) или достаточно сильно (для группы В) сконцентрировано на его входной информации.

При расширении зоны конц. внимания или при усилении концентрации внимания этот трудно возбуждаемый нейрон выходной цепи начинает перевозбуждаться и выделять в СМ очень много возбуждающего медиатора.

 

А результат все не достигается, т.к. потом в линейной вых. цепи идут нейроны, которые являются нейронами рефлекторных дуг – и при достижении зоны результата они получают сигнал запрета возбуждаться (мы рассматриваем именно этот случай). Ведь стереотипный алгоритм новый – и входные его дендриты еще не получают сигнал перестать возбуждаться при достижении результата, к ним еще не идут обратные нейроны рефлекторных дуг, начинающиеся в области результата…

 

В итоге этот нейрон выходной цепи все работает и работает, и из-за диффузии больших количеств возбуждающего медиатора может возбудить довольно далеко отстоящие от него активные или даже малоактивные нейроны!!!

 

Это могут быть нейроны следующие:

 

- активные нейроны какой-нибудь клетки памяти (результат – воспоминание, не имеющее отношения к правильному результату данного стереотипного алгоритма, и даже может быть воспоминание из другого времени или воспоминание о схеме поведения, не имеющей отношения к данной ситуации),

- нейроны (активные или малоактивные) вых. цепи противоположного результата этого стереотипного алгоритма или другого стереотипного алгоритма той же подгруппы ( результат – начало гипносостояния),

- нейроны вых. цепи стереотипного алгоритма другой подгруппы, причем задающие противоречащий вых. результату данного стереотипного алгоритма результат (т.е. наблюдается сбой стереотипов мышления, не являющийся сбоем стереотипных алгоритмов мозга, его анализирует

«Я», оно возбуждается и склонно удивиться и поразиться и полюбить данный набор входной информации нашего стереотипного алгоритма, присвоив ему название «Чудо»,

- ну и т.д.

Могут возбудиться и нейроны «Я» - результат непредсказуем…

 

Особенно интересен случай, когда вых. цепь стереотипного алгоритма является цепью хронологически упорядоченной.

Такая цепь очень долго не дает вых. результата, если на нее не направлена зона конц. внимания… Т.е. когда результата не ждешь (а ведь алгоритм новый – и результат пока еще труднопредсказуем и требует длительных размышлений для его ожидания) – итак, когда результата не ждешь, алгоритм до его выдачи работает очень долго!

 

А между тем, как мы уже говорили, на заданном наборе входной информации нейрон, начинающий его вых. цепь, перевозбужден – и возбуждает все более далекие от себя нейроны… А результата все нет и нет.

 

В итоге…

Нейрон этот может возбудить клетку памяти, порождающую какое-нибудь дорогое для нас воспоминание – и если оно в зоне общего внимания личности, то на него перескочит зона конц. внимания, а также на клетку памяти, его возбудившую.

Итог – алгоритм не дал никакого результата вообще, а в памяти всплыло воспоминание, вообще не имеющее никакого отношения к стереотипным алгоритмам мозга.

Могут быть и другие ошибки результата того же типа – но уже остающиеся в зоне результатов работы стереотипных алгоритмов…

 

Особенно интересен случай, когда выходная хроноцепь только пробивается.

Алгоритм перескакивает на другие результаты, не имеющие никакого отношения к выходной хроноцепи – и на них перескакивает зона конц. внимания, а алгоритм перестает пробивать выходную хроноцепь.

 

Чем более долгой является вых. хроноцепь – тем чаще такие перескоки.

 

Становится понятным, почему народ никогда не учится на исторических примерах из жизни одного современного поколения. И летописи и дневники не улучшают дело, т.к. они чересчур подробны и читать их долго – т.е. это та же долгая хроноцепь.

Становится понятным, почему даже образы политиков, требующие создания стереотипных алгоритмов с конечной хроноцепью, ведущей к результатам их деятельности, почти никогда таких алгоритмов не образуют – и народ не ассоциирует политика с результатами его действий, а анализирует все (и результаты его деятельности) только с помощью утверждений Большого Ума Лидеров – и образ политика не ассоциируется никогда с результатами его действий, только мышление категориями иногда спасает дело… Вых. хроноцепь стереотипных алгоритмов, ассоциированная с образами ведущих политиков современности, задающими вх. информацию, никогда не пробивается!

Поэтому если многие Большого Ума Лидеры расскажут о положительных результатах действий политика – народ признает его положительным и переизбирает и уважает, а если наоборот – народ признает его плохим.

Все только со слов Великих Авторитетов!!!

 

Вот так вот! Все закономерно и оправдано – и не дает места удивлению, если хорошо знать работу мозга и алгоритмическую психологию!!!

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна