§ 2

 

1. В живом общении с родителями, в сказаниях, в легендах мы находим трансцендентальные знаниях о путях Божиих. Эти знания применяем к экстрасенсовике, но воля Божия проникаем к духу наших отцов и матерей.

До тридцати лет человек обычно в поисках, в познании того, что хранили его родители. Иногда пытается превозмочь самого себя, пытается добиться чего-то оригинального в жизни. После тридцати погоня за подвигами утихает, жизнь переходит на ровный стойкий ритм, который и является наиболее плодотворным. Добрая слава приходит тогда, когда не стремишься к ней.

Пока смертный поймет что ему нужно от жизни, пока найдет самого себя - побывает во многих, перипетиях, сотни раз очаруется в жизни. Особенно наиболее горячи© молодые годы.

2. После десяти лет любовь к родителям не слабеет, но приходит понимание - обоготворять их не стоит. Всякой фамилии присущи слабости и недостатки, семейству это нужно понимать, нужно избавляться от проклятия рода. Дети не должны страдать из—за грехов родителей.

Когда дети уже не молятся на родителей, необходимо быть осторожней с запретами и насилием детской души. Вызовешь к себе злобу - полбеды: у сына или дочери усилится влечение к неправильному поведению. Если не в силах запретить пагубное влечение, то пытаться это сделать - только вредить детям. Кони, преодолевая препятствия, усиливают бег. Их уже становится невозможно удержать даже перед пропастью.

Кто не смиряется с вольнодумством детей, тот неразумен. Указывать детям жизненный путь - неразумно. Молодые в большей степени подвластны сердцу - всякая глупость необходимо рвется наружу. Легкомысленные поступки детям нужно прощать, чтобы впоследствии поступки не были злоумышленными. Не от родительского решения и не от решения самого ребенка зависит выбор жизненной стези.

Если стыдить сына и медвежьей лапой давить в сердце глупость, то глупость поднимается к духам. Добрые духи принимают даже скверную глупость, чтобы быстрее приблизить развязку неправедному пути и обнажить греховность отцов по отношению к детям. Однако, если простить скверную глупость, то увлечение будет временным, увянет, засохнет на корню.

2а. Молодое сердце рвется на улицу, к сверстникам. Молодой человек нетерпеливо хочет услышать от окружающих, кто он есть. Чтобы его заметили, необходимо проявить индивидуальность, завладеть авторитетом. Для этого следует ввязаться во всеобщие массовые увлечения, принять общественную религию. Замечают тогда, когда становишься "свой", добиваешься определенных успехов.

Болезни общества охватывают юные сердца. Сегодня среди молодежи гордо возвышается культ грубой силы, вера в могучего "крутого" человека, который добивается упоительных успехов, не взирая на нравственные принципы. Накачал мышцы — получил что-то вроде графского титула. Ему завидуют, поклоняются, дают имя. Сомневающиеся в силу разума чувствуют себя на этом фоне сковано и отрешенно.

Поклонение физической силе исходит со времен языческой Греции. С одной стороны, оно полезно малоподвижному образу жизни горожан, но, с другой стороны, это поклонение все же является язычеством, верой в могущество человеческой руки. Из лексикона уходят такие слова, как добро, милосердие, сострадание.

Детей невозможно оградить от нездорового общества. Они приносятся в жертву, чтобы, возможно, их дети жили при более сильной вере в Господа.

26. В подростковый период прозревает первое представление о мире, имеется активное мыслительное начало для формирования своего мировоззрения. Высказывания, каким должен быть человек, обычно не соответствуют нравственным принципам родителей. Перед глазами мерещатся солнечные пятна на обличии отца и матери.

Незрелые дети отрицает науку жизни отцов, сомневаются в ней, им необходимо самим убедиться в прочности родительских знаний. Подвергнуть сомнению — понять, понять и выстрадать. Только из лично выстраданных знаний жизни строится ковчег для Божиева духа.

Дети отрицают отцовские заветы, чтобы затем вновь вернуться к ним. Вернуться с вдохновенным сердцем и принять. Бывает, пресыщаются материнским хлебом, но, проголодавшись, никакого другого хлеба уже не хотят. Пресыщаются так же наставлениями, когда не находят им применения.

3. Прохлада в подростковый переходный период в отношениях с родителями не проходит бесследно. Сыновья любовь беременеет и рожает любовь к девушке, любовь к жизни, к смыслу жизни.

За. У юноши и девушки во время отчуждения с родителями растет психическая подавленность: они уже не могут как прежде насыщаться родительскими нежностями. В семье наступает "тепловое равновесие": родители что могли дать - дали. Отец с матерью стали сущностью души - восхищенно лицезреть на них уже нет смысла. Экстасенсорика перестает быть волнующей, сыновья и дочерняя любовь ровная и постоянная.

Центральная человеческая потребность в целованиях и обниманиях, родившаяся в младенческие годы, инвертируется в юности. Юноша встречает что-то похожее на его мать - с первого взгляда душу охватывает страх перед неизвестностью. Голодная психика устремляется к прекрасной незнакомке, как руки младенца к нежностям матери. Голова теряется от бесконтрольного порыва дотронуться, обнять. Поведение не подчиняется здравому смыслу, душу обрушивается страх, волнение, неуверенность в себе.

С первой любовью рождается первое недетское сознание, отрицающее детский эгоизм. Ребенок себя в немалой степени относит к центру всеобщего внимания — мать обязана его нежить и ласкать. Девушка же может и не обратить внимание на влюбленного юношу с ещё детской психологией, отнесет его к обычной посредственности. Узнать о своей серости ещё более страшит. Спасительное сознание приходит, когда к юноше или к девушке приходит понимание, что их серая скучная жизнь пуста и никчемна, ради нее не стоит жить. Будь, что будет — я покорюсь судьбе, пойду на встречу к любви. Спускается дух, он отовсюду высушивает страх — уже взрослый Ромео с открытым и прямым, с полным энергией и спокойным взглядом идет к своей возлюбленной.

От новой близости психика начинает наполняться энергией, а новый Я-дух способен всю её поглотить. Раньше сосал сосал соску, мог без устали бегать, теперь влюбленный сосет девичьи губы и готов все звезды мира сложить к ногам дамы сердца. Новое альтруистическое сознание толкает на любой безумный поступок. Чтобы не было и тени печали на глазах милой, готов в омут головой.

Альтруизм - жить вдохновенно или вообще не жить. Он рождается в первой любви. Готовность отдать любимому все, только быть рядом с ним, иметь вдохновение жить. И без него не нужна собственная жизнь. Если собственная жизнь не ценится, то и об эгоизме не может идти речь. Да и вообще об эгоизме не может идти речь, ибо нет у нас собственной жизни.

3б. Ребенок не представляет своей жизни без родителей, так и влюбленный не представляет себя без возлюбленной. Страх расстаться топит жгучую ревность, инстинкт автоматически стремится насильно удержать возле себя то, без чего жизни нет. Рассудок говорит, что она или он причина твоих страданий, необходимо избавиться от этих страданий. Страх расставания твердит,что еще возможна счастливая любовь. Рассудок перечит сердцу, заставляет следить, подозревать, чтобы доказать безнадежность счастливой любви. Расстаться мирно не получается - обратно тянет. Голову бороздят мысли убить...

Ревность - слабохарактерная черта. Ложка недоверия портит бочку любви - сильный дух покидает влюбленного. Ревнивцы боятся смерти, но смерть нужно любить, потому что после смерти следует перерождение. Сама женщина является смертью, поэтому ее и любим. Ради счастливой любви необходимо преодолеть страх расставания, всякий страх должен быть Божий. Руководствоваться необходимо не рассудком, а разумом. Пусть она уйдет от меня, пусть я не смогу жить без нее - я и при ней не живу, а лишь только разрываю себя не части. Счастливая обоюдная любовь дается Богом, поэтому добиваться ее своими силами не стоит. Можно скатиться лишь только до греха...

3в. В значительной степени сомневаюсь,что сексуальное влечение стоит в основе между двумя половинами Божьих детей. Да и здесь вообще-то сомневаться не в чем: совершаемый половой акт в постели можно интерпретировать по-разному, поэтому понимание влечения неоднозначно. Лежит в основе желание иметь детей или желание получать удовольствия - у меня нет желания это обсуждать. В основе всего Бог и стремление к Нему.

Молодые ложатся в постель ради постижения того, о чем много наслышаны и что ни разу не пробовали; сначала любопытство - затем не на последнем месте половые инстинкты. Молодые считают себя взрослыми, поэтому и делают то, что делают взрослые. Захоронение девственности - посвящение в вечную любовь. Совершают первый сексуальный поступок: отнять друг друга от всех, навечно узаконить принадлежность друг другу.

Торопиться стать взрослыми не следует: опасно для последующих отношений. Ожидания всегда будут обмануты, если утолять познавательный интерес - лучше хранить честь до брачной ночи и принимать эту ночь, как необходимую. Распутство от жажды познаний мужиков или баб в неограниченном количестве. Распутник удовлетворяет только свое любопытство и больше ничего не получает, ему неизвестна истинно страстная ночь. Его жизнь несчастная, ибо как он не пытается извращаться, а насытиться любовью не может. Духи покинут этого человеке, он сгниет в себе самом.

От торопливой ночи юноша может осознать, что он добился того, чего хотел. Ему будет непонятно, чего еще хотеть от покоренной девушки. Любовь останется незаметной, дух любви покинет. Бедная духом душа способна на мерзости.

Грехом является то, что наивно пытаются скрыть от очей Божиих. Дверь в спальной запираете, но для Господа не существуют стен и затворов. Стремящийся к безгрешности все выносит на суд Божий и даже ночное ложе не скрывает от Бога. Он не боится страдания, наказания: он боится бездуховности, боится, что Господь оставит его. И если Господь наказывает, значит внимает. Лучше вечный ад, чем при жизни жить без Бога.

Влюбленные встают голышом друг перед другом и просят у Господа страстную и упоительную любовь. И к ним приходит безгрешная смиренная любовь с огромной страстью в обрамлении с Божьим духом.

Сознание выдворяет всю энергию и до рассвета погружается в крепкий сон. Чем крепче смерть от любви вечером, тем сильнее жизнь утром. Господь не против доброго порыва смертоносной страсти, ибо вместе со страстью сердце покидают все помыслы, помыслы не остаются до утра — от них не прокисают запреты Божии. Утром просыпается совершенно, новая свежая жизнь — Господь любит новорожденных.

3г. Потребность есть не только необходимость потребления чего-то, но и необходимость расходования, усвоения этого что-то. Психическая потребность есть не только потребность насыщения психики страхом, но и потребность расходования этого страха. Везде круговорот - закон жизни, без него нет развития, нет борьбы со смертью.

И в любви также есть потребность взять что-то и отдать. Основа всякой любви - любовь к Богу - непринужденное стремление всякой души к духу. Открывает душа дух, наполняет его энергией, затем вновь просится на землю - оставляет дух.

Преобладает в половой любви любовь к богемному духу или любовь к психическому духу - зависит от сознания человека. Во всяком случае, платоническая и сексуальная любовь едины.

Цель сексуального влечения - насластить психику страхом и высвободить страх через половой акт. Психическая привязанность исходит из миражной потребности: сексуальный объект является миражом физиологической потребности в половом акте. Другими словами, в частых постельных сношениях человек сам себя насилует ради поддержания динамичного состояния психики. Это тоже нужно...

Цель платонического влечения — сублимация энергии психики в богему. При психическом сексуальном влечении еще можно иметь голову на плечах, но при платоническом влечении она окончательно теряется , балом правит сердце. Сердце в интуитивном мышлении ищет Я-дух, чтобы разместить поступающую энергию из психики.

Страх из богемы должен закономерно вновь спадать на землю. Поэт пишет стихи возлюбленной, композитор сочиняет музыку, герой стремится добыть славу для любимой. Падает одухотворенный страх на мягкую перину среди ароматных духов, сердца более страстно прижимаются друг к другу, чем при психических извращениях.

3д. Экстрасенсорное созерцание сексуального объекта богато волнением и переживанием. Анимистическое Я твердит, что губы, груди, ноги девушки мои, она есть я в некотором роде, я с нею могу делать все, что захочу. Взглядом ловятся признаки противоположного пола, а в голове мысленно осуществляются сексуальные цели. Динамика роста возбуждения пропорциональна усилению экстрасенсорного внимания и вероятности осуществления цели.

При платоническом созерцании анимистическое Я устремляется к глазам — к зеркалам души. Разглядываются не интимные органы, а то,что свидетельствует о свойствах души. Красота в какой-то мельчайшей изюминке, при наличии которой все остальное становится прекрасным. Найти эту изюминку можно в ком угодно — духа бы хватало.

При не развращенной плоти сексуальная цель направляется туда, куда устремляется платоническое внимание. Энергия совершить сексуальный поступок растет… Экстрасенсорика начинает всматриваться в милые черты и вслушиваться в нежный голос, анимистическое Я сообщает, что мне будет больно причините страдание нежному созданию. Происходит раздвоение личности: я останусь с этой милой девушкой, а с тем извращенцем будь, что будет. Я-дух поглощает страх либидо, юноша спокойными и горячими губами целует девушку.

То, что дало второе рождение, начинает сниться по ночам и манить к себе. Сладкие губы, запах волос, глубинный голос - ступеньки к отысканию обретенного духа богемы.

3е. Первая любовь юноши и девушки дает немалые познания о Боге. Со знанием Божиим они мгновенно становятся взрослыми, проходит у них детская скованность и неуверенность.

Совсем не обязательно влюбленным быть с одинаковыми характерами. Характер, обусловленный качеством сознания, разъединяет людей, но Бог соединяет их. Девушка с юношей смотрят друг на друга, а их обнявшиеся сердца устремлены к Богу. Не общность интересов у воздыхателей: точнее, есть у них общий интерес, но один, явившийся причиной их сближения. Они прочли друг у друга на лицах, что им вдвоем легче будет постигнуть пути Божьи.

С первого взгляда открывается душа на лице, она-то и притягивает к себе. Влюбленный по выражении лица видит все, что творится в душе возлюбленной и также видит загадку, которая окружает эту душу.

При разных сознаниях душа может вызвать отвращение, но загадка все равно притянет к себе и неприязнь обратит в любовь. Потому что эта загадка исходит от Бога, непознаваемый Бог накладывает печать на тайну души и любви. Мы ищем прекрасную незнакомку, чтобы разгадать в ее лице пути Божии. Прекрасны смиренные черты лица "Джоконды" Леонардо да Винчи, потому что они смиренны, а где смирение, там Бог. Смирение охлаждает пылкую страсть - эту прохладную страсть хочется пить еще и еще.

Любовь необходима юноше и девушке, чтобы сравнить свои родительские сознания, чтобы выявить не столько грехи (они еще молоды для грехов), сколько огрехи, недоделки в построенных сознаниях.

Получил воспитание от разных родителей, они обнаруживают существование разных морей для Божьего ковчега. В любви находят слова для описания трансцендентального знания, влюбленные сочиняют стихи, песни — мостят Божии пути, которые им пригодятся в будущей жизни.

4. Существует много игр, увлечений, занятий, но то, без чего не хочется жить, одно или очень немного.

В забавах убивают время - для жизненно важного занятия времени всегда не хватает. У каждого есть определенный вид деятельности, без которого себя не мыслим, называем это занятие своей жизнью. Прекращение основного рода занятий — это незнание, куда себя деть, это постепенное угасание.

Мотивация жизнедеятельности — или для чего жить? У ребенка стремлении обратить на себя любящее внимание родителей — для этого совершает благовоспитанный поступок, приносит из школы похвалу учителя. Юноша ради девушки готов на все - она есть мотивация его поведения. Поклоняющийся перед обществом день и ночь думает о славе и почете, кропотливо зарабатывает себе репутацию. Поклоняющемуся перед Богом достаточна Божья слава, его не волнует собственная репутация. Благочестивый не приспосабливается к обществу, он обществу диктует условия, чтобы оно приспосабливалось к разуму, к Богу.

Чтобы знать для чего жить, необходимо знать перед кем склонить голову. Действительно, жизнь дана исходно, поэтому вопрос для него жить тожественен вопросу для чего жизнь обуздывать сознанием. По-видимому, живем ради сознания, жизнь ради сознания, склоняем голову перед сознанием.

Всегда есть Кто-то, от Кого зависит бытие нашего сознания, необходимо жить ради памяти Его, ради славы Его, чтобы сознание пребывало, а не убывало в грехах.

4а. Сознание и совесть изначально одновременно возникают как живая память о матери и отце. Это почти тождественные понятия.

Разделение между сознанием и совестью происходит, когда появляется устремленность в жизни, когда голову бороздят мысли по осуществлению гордого плана. Есть страх перед сегодняшним днем, страх перед завтрашним днем. Сознание впитывает в себя настоящий страх, а возможный будущий страх отводится совести. Совесть этот страх принимает или не принимает.

Если совесть не грешна, имеет дух, и если сознание соблюдает законы совести при совершении поступка, то страх перед последствиями от поступка поглощается. Как у предусмотрительного полководца этот страх совести становится резервным, вступает в действие в критический момент.

По причине своей темноты люди грешат с совестью. Неуправляемый страх собирается в хаосе при увядшей совести, начинает гнести душу, терзать сердце. Чтобы приглушить внутреннюю боль, пичкают себя наркотиками, ударяются в безрассудные забавы.

4б. Жить в мире и согласии с совестью - иметь высокий дух. Совесть - седалище Я-духа. В сознании лишь только доля силы Я—духа.

Совесть, предоставляя сознанию относительную свободу, храни в себе смысл жизни, заветы, ради которых живем. Она требует от сознания искреннего почитания того, что питает её. Сознание на языке, а совесть в сердце .

Совесть в религии. Религии бывают разные: от атеизма и веры в самого себя до поклонения перед себе подобным. Соответственно, совесть бывает по-разному сформирована.

Совесть зависит от высоты Я-дух а. Чем выше у совести дух, тем меньше бессовестного страха. Например, остановлюсь я на том поступке, который мне легче совершить - все равно мои товарищи не узнают об этом. Совершается действие, а совесть перед товарищами не принимает возможный стыд перед ними. Глаза уже будут прятаться от них, один раз содеянное не проходит бесследно.

Мои близкие во мне, я ничего от них не могу скрыть. Буду поступать так, чтобы совесть перед ними была чиста, чтобы не было перед ними страха. Ибо страх должен быть только перед Богом, Бог есть моя совесть.

Чувствовать в себе достоинство - иметь сильную совесть, иметь страх перед Богом и только перед Богом. Когда имеешь в себе это достоинство перед Богом, можно потребовать к себе уважение даже от короля, от сильных мира сего.

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна