Целью «истолкований» и «разъяснений» ни в коей мере не является обоснование и доказательство того, что сказано в «Догматах». «Догматы» на то и являются догматами, что не нуждаются в доказательстве. Но если человек внутренне не осознал сказанного и не поверил в него – любой догмат для него останется пустым звуком.

Человеческий ум устроен довольно парадоксально. Даже простая и вполне доступная логика порой оказывается ему совершенно недоступна. А мешают сему усвоенные «штампы привычных рассуждений», которые были человеку просто навязаны с детства. Правда, некоторые могут сказать, что иные «откровения Высшего Божества» принимаются, зачастую, вопреки устоявшимся мнениям и житейской логике. Это, кстати, стараются подчеркнуть многие богословы относительно наиболее распространенных религий мира – Христианства и Ислама. Пророков то было много, а приняли лишь избранных. Но при более тщательном изучении выясняется одно важное обстоятельство. Это мы сейчас, спустя тысячелетия, считаем возникшие религиозные учения чем-то новым и совершенно непохожим на то, что было раньше. А на самом деле – весь «каркас» новых на то время учений давно был в ходу и усвоен массами. Как говорят последователи К. Г. Юнга – все религиозные учения архетипичны. Да и ритуальная практика никогда не возникала на пустом месте. Ритуальная практика Католиков взяла начало с Митраизма, а Православных – с развитой ритуальной практики Персов и Греков. Ну а Мусульмане многое заимствовали из традиционных Восточных культов. Просто старые, наработанные штампы по новому истолковывались и интерпретировались.

Как бы там ни было, а получается довольно удручающая картина. Что-либо действительно новое человеческий ум просто не готов принимать. И уж во всяком случае – если хочешь сказать что-либо действительно новое, то будь готов к тому, что придется буквально «на пальцах» разъяснять людям самые простые вещи. Именно это я и попытаюсь сделать в своих «истолкованиях» и «разъяснениях».

О «конгломерате Миров» и Большой Вселенной.

В первых трех Догматах говориться о т. н. «Большой Вселенной», которая является конгломератом множества Миров. Если по честному и без самообмана, то вовсе не так просто осознать – что же это за «конгломерат» и из чего он состоит? Если скажу, что это совокупность различных физических Вселенных, то погрешу против истины. Для того, что бы понять то, что имею в виду я, расскажу предельно популярно о современных представлениях науки по этому поводу.

Современные физические теории рассматривают в качестве законного сценария возникновение в результате т. н. «большого взрыва» весьма значительного количества именно физических Вселенных. Наша огромная (в нашем воображении) Метагалактика – лишь крохотный элемент этой совокупности материальных Вселенных. Имеется совершенно неподвластный нашему воображению «пузырь», на границах которого находится ничтожно маленькое (по сравнению с этим «пузырем») образование – наша Метагалактика. А ведь эта самая Метагалактика содержит примерно сто миллиардов обычных галактик, одной из которых является наш Млечный путь. В этой (наиболее распространенной по своим характеристикам) Галактике находится примерно сто миллиардов солнц, одним из которых и является наше светило (то же – наиболее распространенное по своим характеристикам).

Казалось бы – что может быть грандиозней такой картины? Но не стоит делать упор на личные впечатления. Можно говорить фразы типа: «имеется малое количество того-то и того-то», «имеется большое количество того-то и того-то», «имеется огромное количество того-то и того-то». Но что такое «огромное количество» по сравнению с истинной бесконечностью? Ведь сколько бы много мы ни взяли – всегда можно добавить еще. На то она и бесконечность. А ведь если говорить о Вселенной в максимально широком смысле, то ведь речь идет именно о бесконечности.

Когда мы говорим о т. н. физических Вселенных, то имеем в виду, что все они имеют некоторую протяженность, что у человека всегда сопряжено с понятием пространства. Поскольку существование Вселенных сопряжено с постоянно протекающими процессами внутри них, в которых всякому действию предшествует причина, бывшая до этого – у человека

это сопряжено с понятием времени, текущем из прошлого в будущее. Таким образом – физические Вселенные мыслятся как некие образования, существующие в пространстве и времени. Был «большой взрыв», который предшествовал появлению этих образований. После него как бы «во все стороны» разлетелись сгустки некоторого материала (или различных по своим свойствам материалов). Одним из таких «сгустков» и является наша Метагалактика, а уже внутри нее – одно из ординарных образований – Млечный путь. Внутри этого Млечного пути – совершенно незаметное периферийное образование, коим является наше Солнце.

Разумеется, на самом деле все обстоит намного сложнее и любой физик скажет, что не все так легко представимо, как я это описал. Он скажет, что не существует универсального пространства и свойств у этого образования может быть куда больше, чем мы это представляем. В разных материальных Вселенных пространства могут иметь разную метрику и быть очень непохожими друг на друга. Мало того, и время в этих Вселенных может течь совершенно неодинаково. Но так или иначе, а любая материальная Вселенная совершенно немыслима без того или иного пространства и без времени. Ибо материал, из которого состоит наполнение той или иной Вселенной надо где-то разместить. А поскольку составные элементы материального наполнения пространства должны между собой как-то взаимодействовать – должна существовать причинно-следственная связь. Вслед за причиной идет следствие, причем это происходит даже без всякого взаимодействия – было тело в одном месте, а потом оказалось в другом. Между «до» и «после» есть прошлое и будущее, а значит – время. Да, и пространство, и время можно по всякому «сжимать», обращать и подвергать всяким экзотическим манипуляциям (с легкой руки физиков-теоретиков). Но, так или иначе, а без них мы не можем мыслить любое материальное явление.

И вот я задаю вопрос: а может ли существовать нечто, что стоит вне пространства и времени? Многим этот вопрос покажется глупым, потому что человеческий ум не может мыслить себе что-то, находящееся за пределами пространства и времени. Но такое впечатление обманчиво. Математики прекрасно знают такие вещи, которые совершенно неподвластны пространству и времени. В качестве примера можно привести самые обыкновенные натуральные числа. Конечно, многие психологи будут категорически возражать. Они скажут, что и числа, и любые другие абстрактные объекты – это просто образы внутри нашего воображения. А воображение – это результат деятельности такого физического объекта, которым является наш мозг. Однако современная наука логика такие представления давно отбросила. Образов, которые условно символизируют то или иное число, может быть неограниченное количество. К примеру, мы говорим – пять яблок, пять камней, пять домов и т. д., или просто указываем на арабскую цифру 5 (или, скажем, римскую V), или, наконец, просто говорим слово «пять». Но число «пять» к подобным предметам не имеет прямого отношения. Это нечто совсем иное. И так любое число. Понятие о количественной стороне мира имеют не только люди. Многие животные вполне адекватно оценивают количественные характеристики окружающего мира. Да и люди, не смотря ни на какие традиции и личные психологические характеристики, вполне адекватно оценивают количественную сторону действительности. Получается, что в числах мы имеем дело с весьма и весьма объективной действительностью. Только вот вопрос – что это за действительность и где она находится?

О том, где находится действительность, в которой «обитают» числа, можно говорить много и пространно. Но для трезвого и независимого ума одно очевидно – числа находятся вне пространства и времени. Ну, с пространством все понятно. Вы можете оценивать количество атомов или звезд (или, даже, галактик). Размер и место положения абсолютно не имеют значение. То есть – числа существуют вне пространства. То, что вы можете как-то отображать числа и для этого используете материальные носители – это совсем другое дело. А вот сама суть числа к пространству отношения никакого не имеет. А как на счет времени? Если с числом ничего не делать, то время к нему тоже не имеет никакого отношения. А вот если числа начинают приводится во взаимодействие – складываться, вычитаться, сравниваться и т. д., то тут уж надо «включить» время. Только время это будет не совсем то, что понимают под ним современные физики. Последние определяют время из движения материальных объектов друг относительно друга. В процессе таких определений время превращается в весьма противоречивую штуку. Но в «царстве чисел», которые приведены в движение и начинают между собой сравниваться, вычитаться, суммироваться и т. д., время – нечто более простое и

специфическое. Пока нет процесса сравнения – нет и времени. А как только процесс сравнения «пошел» - началось движение по схеме «причина-следствие», которое можно отождествить с понятиями «прошлое» и «будущее». Дальнейшие уточнения в «царстве чисел» абсолютно излишни.

А теперь давайте порассуждаем вот над чем. Чисто материалистическая школа говорит, что пока нет материальных объектов – нет никаких чисел, да и о пространстве и времени говорить не имеет смысла. То есть – само наличие материальных объектов «рождает» понятия и пространства, и времени, и чисел, и многое другое. Все это – свойства материальных объектов. Но вот ведь вопрос – а что же такое «материальный объект»? Уж как ни пытаются его «ухватить», а суть все время «выскальзывает» из пытливого ума традиционного материалиста. Уже вроде бы дошли до основ – элементарных частиц, а они оказались чем-то весьма странным и призрачным. Положение частицы, ее характеристики оказались на поверку лишь набором вероятностных качеств (заметьте – числовых по своей природе). Мы имеем дело как бы с «призраками», но зато числовые методы, которые мы применяем для исследования этих «призраков» - отнюдь не призрачны. Эти самые числовые методы оказались чем-то весьма стабильным, фундаментальным и кто бы что ни говорил – вполне работоспособными уже не одно тысячелетие. Так может не там ищем «фундамент»? Может числа в своей первозданной основе и есть нечто более первичное и фундаментальное, чем некие призрачные «материальные носители»? А материальные объекты просто построены из этих первичных «кирпичиков»?

Пока не будем развивать эту тему, но сама постановка вопроса привела к такому умственному заключению. Вполне возможно, что числа (как и другие абстрактные объекты) – это не просто свойства неких материальных носителей, а вполне самостоятельная фундаментальная субстанция. Она существует вне пространства и времени и там действуют свои специфичные законы. Частично эти законы вполне прояснили математики, но это лишь часть более фундаментальной реальности.

Возвратимся вновь к нашему «конгломерату множества Миров». Если понимать под Миром нечто сугубо конкретное (и к тому же – привычное), то мы ни в коей мере не охватим реальную совокупность. То, что я называю Большая Вселенная, охватывает и все привычные нам вещи, и сомнительные вещи (которые мы, тем не менее, можем себе представить), и то, что не может себе представить никто (но это непредставимое нечто, тем не менее, существует). Кстати, буддисты вполне отдают себе отчет о существовании того, что не поддается никаким определениям и представлениям. Вся эта глобальная совокупность, включающая и привычное для представления, и то, что абсолютно невозможно представить, и названа мной Большой Вселенной.

Точно и конкретно мыслящий человек может тут же возразить мне. Как же ты говоришь о последовательных и причинно обусловленных изменениях в Большой Вселенной (то есть – об эволюции), когда в этом конгломерате миров может даже и времени не существовать? Где-то оно, возможно, и не существует. Но ведь во многих местах время (в том или ином виде) есть. По крайней мере – как причинно-следственная связь, образующая разницу между «до» и «после». И уж во всяком случае оно присутствует во всех тех мирах, где есть то или иное движение (понимая под последним не только механическое движение, а вообще – любой процесс). Впрочем, мы еще коснемся этого вопроса ввиду его важности.

А теперь рассуждаем дальше. Если движение совершенно хаотично, то ни о каком прогрессе и усложнении форм речи идти не может. «Большая мешалка», которой является чистая случайность, если что-то и родит, то постепенно разрушит созданное. И все-таки, как бы ни была мала вероятность того, что в результате хаотического перебора комбинаций может появится нечто, неподвластное хаотическому разрушению, в истинно бесконечной Большой Вселенной такое обязано случиться.

О «разумном творческом начале».

Если подходить к понятию «разумное творческое начало» с совершенно формальной стороны и пытаться осознать его с абсолютной объективностью – скорее всего у нас ничего не получиться. Попытка постигнуть конечный разум самим конечным разумом похожа на Мюнхгаузена, вытаскивающего себя за волосы из болота. Естественно, что в каждой попытке осознания этого явления не избежать условностей, упрощения и субъективизма.

После того, когда в Большой Вселенной появилось нечто, что я на чисто интуитивной основе окрестил «разумным творческим началом» - чистая случайность уже не являлась ведущим фактором образования новых форм. Само название «разумное творческое начало» - весьма и весьма условное понятие. Ситуация осложняется еще и тем, что в момент появления этого начала не существовало того пространства, которое мы имеем сейчас в своем представлении. Напомню, что в отличие от времени (в его наиболее простой форме – разнице между «до» и «после») пространство – понятие куда более подчиненное и существующее далеко не во всей Большой Вселенной.

Давайте-ка порассуждаем еще раз о пространстве и времени, ибо инстинктивно человек всегда привязывается в разговоре к этим понятиям. А ведь в столь глобальной теме нельзя полагаться на привычные вещи. Привычное для нас пространство невозможно представить без того, что бы каждому физическому объекту было определено какое-либо положение относительно других объектов. И вот ведь что удивительно – другие объекты могут находится рядом, а могут – за миллиарды световых лет от интересующего нас объекта. Но, тем не менее, каждый объект должен иметь вполне определенное положение относительно как ближних объектов, так и тех, что находятся в дальних галактиках. То есть – все тела в нашей материальной Вселенной (Метагалактике) очень четко связаны между собой этим общим пространством. Но, как мы уже убедились на примере простых чисел, в их «царстве» положение, размеры и масштабы не имеют никакого значения. А ведь это – объективная реальность в Большой Вселенной. Да ведь и в другой материальной Вселенной (внутри Большой Вселенной) пространство (если оно там есть) может быть построено совсем иначе. К примеру: нет энергии – скорость бесконечна (как в случае с экзотическими тахионами), а чем больше энергии – тем медленнее движется частица. У нас в Метагалактике – все наоборот. То, что наш разум (как и любой иной) может оперировать таким понятием как «пространство», вовсе не говорит, что сам этот разум обязательно «гнездится» в этом самом пространстве.

Что касается времени, то это понятие более фундаментально, чем пространство. Если определять и (тем более) измерять время посредством механического движения – ни о какой глобальности в определениях быть не может. Как мы уже убедились, в Большой Вселенной пространств может быть сколько угодно и все они могут очень сильно друг от друга отличаться. Без субъективности и условности мы, в любом случае, не обойдемся. Но, тем не менее, если брать в качестве первичного понятия времени факт причинно-следственной связи, то на такой основе можно «уехать» куда дальше. В «царстве чисел» мы имеем в качестве объектов различные числа. Их могут связывать между собой определенные отношения – больше, меньше, складывание, вычитание и т. д. Пока эти объекты и их потенциальные отношения существуют сами по себе – никакого движения нет. Но как только система чисел и их отношений пришла в движение – тут же проявилось и время. Таким образом, можно условно сказать: первичное время – это причинно-следственная связь, проявляющая себя в движении. Под движением подразумевается любой процесс вообще.

Возвратимся к нашим предыдущим рассуждениям. Наиболее общий процесс в Большой Вселенной – движение (в любой его форме). А движение – суть причинно следственная связь, которая в отношениях связывает между собой различные компоненты его наполнения. Причина всегда относится к прошлому, следствие – к будущему. Настоящего, как такового, по большому счету вообще не существует. Таким образом о времени в его первичном значении имеет смысл говорить всегда и это не будет столь уж субъективным рассуждением. Зато о пространстве на ранних этапах (по отношению к нашему времени) говорить не стоит. И уж во всяком случае то пространство, о котором мы имеем представление в образе того материального мира, где обитают наши тела, появилось гораздо позже, чем рассматриваемое нами «разумное творческое начало».

Что же получается? Пока в Большой Вселенной господствовала чистая случайность – вероятность появления каких-то сложных (и тем более – эволюционирующих) форм исчезающее мала. Но раз уж появилось нечто стойкое и способное к эволюции, то весь остальной эволюционный процесс неразрывно должен быть связан с этим началом.

Когда физики говорят о том, что явление не связано пространственными барьерами, они говорят: явление нелокально. Так вот, «разумное творческое начало» изначально и является нелокальным. Лишь при этом условии оно легко может проникнуть в любую область Большой

Вселенной. То, что оно может локализоваться – это уже другой вопрос. Но изначально нет никакой надобности привязывать его к какому бы то ни было пространству.

И вновь я сделаю паузу для устранения одного возможного недоразумения. Если вы полагаете, что нелокальное образование – это нечто аморфное и «размазанное», поскольку присутствует везде, то глубоко заблуждаетесь. Объект может быть нигде не локализован, не иметь размеров, формы, но это вовсе не значит, что он не представляет из себя некой цельности и не имеет определенной структуры. Такое шаблонное рассуждение возникает из привычки все, что мы мыслим, привязывать к определенным пространственным формам. А ведь любой абстрактный объект существует сам по себе. И любое простое число – нечто вполне конкретное, самостоятельное и отличное от всех других простых чисел. Оно, как бы, обладает самостью. А структура из совокупности чисел, связанных какими-либо отношениями, образуют вполне конкретную структуру, о которой вполне можно говорить, что она имеет как бы свою «архитектуру». Эта «архитектура» как бы нигде не находится, но тем не менее – она присутствует и является вполне конкретным феноменом. Другое дело, что когда мы хотим лучше разобраться в каком-нибудь математическом действии, то рисуем на материальном носителе разные значки. Но значки и суть того, что они изображают – разные вещи. И когда компьютер производит разные операции – он, вроде бы, работает с материальными элементами. Но суть того, что он вычисляет (а потом еще и рисует на экране) – это нечто весьма отличное от бегающих по проводам электронов и вспышек фотонов на люминесцентном экране или люминофоре вакуумной трубки.

«Разумное творческое начало», будучи нелокальным по своей природе, тем не менее обладает самостью и имеет свою определенную внутреннюю «архитектуру». Вместе с тем, я бы не решился отождествить сей феномен с числами и привычными для нас абстрактными объектами. Числа я приводил в качестве примера. В Большой Вселенной «разумное творческое начало» занимает столь высокую иерархию, что числа и прочие абстрактные объекты могут быть лишь инструментами, которыми это начало оперирует.

О сотворенности физической Вселенной.

Уяснив себе суть Большой Вселенной, времени и пространства дальнейшие рассуждения не должны вызывать особых трудностей в понимании. Но некоторые вещи прояснить не мешало бы. Когда я говорю о том, что пространство типа нашей Метагалактики (со всем его наполнением) построено «разумным творческим началом» на определенном этапе эволюции Большой Вселенной, непонятно – из чего же строится это пространство и его наполнение?

До этого я не случайно задавал вопрос: «может числа в своей первозданной основе и есть нечто более первичное и фундаментальное, чем некие призрачные «материальные носители»? А материальные объекты просто построены из этих первичных «кирпичиков»? Почему у меня возникло такое предположение? А возникло оно из того соображения, что в отличие от призрачных и ускользающих материальных носителей числа и операции над ними являются куда более стабильными объектами. Стабильными и менее противоречивыми. Число никуда не исчезает, а элементарная частица может исчезнуть или появиться ниоткуда.

Конечно, те объекты, из которых «разумное творческое начало» строило материальное наполнение и материальные Вселенные (типа нашей Метагалактики) вовсе не обязательно должны быть именно числами (тем более – простыми). Но эти объекты сродни этим числам. Они стабильны и нелокальны по своей природе. Мало того – они дискретны. Вся современная наука сходится в мнении, что в своих истоках наш материальный мир именно дискретен. А это как нельзя более подходит именно к свойствам простых чисел. Да что там далеко ходить? Компьютеры ведь работают только с дискретными пакетами информации. А, тем не менее, потенциально на них можно отобразить любые процессы, что мы видим вокруг.

Наша Метагалактика может быть одной из огромного числа «конструкций», созданных «разумным творческим началом» в процессе эволюции в Большой Вселенной. Вначале это могли быть относительно простые Миры с относительно простыми законами внутри них. К примеру – в этих ранних мирах могло и не быть такой сильной разницы между тем, что рядом и тем, что далеко. Поясню это более обстоятельно. Пространство нашего физического мира (Метагалактики) физики называют «близкодействующим». Что это значит? А это значит, что если что-либо случается в одной локальной области этого пространства (не имеет значение – что

именно) – другие области почувствуют это через определенное время. Чем дальше друг от друга области (условно – точки) – тем больше нужно времени, что бы изменения в одной области повлияли на другие. Нет в нашей Метагалактике таких процессов (физических процессов), которые бы сразу чувствовались везде (вне зависимости от расстояния). Это и всякого рода сигналы, и всякого рода взаимодействия (в том числе – гравитационные). Теория относительности постулирует это в следующем утверждении: нет ничего в нашем пространстве, что могло бы распространяться со скоростью, большей скорости света (то есть – примерно триста тысяч километров в секунду). Но это – в нашем пространстве. А в других? А в других материальных Вселенных может быть все устроено и иначе. Кстати, близкодействующее пространство (о котором мы говорили и в котором живем) – это очень сложно устроенное пространство. Оно громоздко, тяжело, медлительно, все в нем слишком усложнено, слишком взаимозависимо. Далекие области в этом пространстве настолько сильно разобщены между собой, что фактически являются разобщенными мирами. Не зря ведь фантасты придумывают всякие экзотические методы, с помощью которых отважные звездоплаватели бороздят дальние просторы нашей материальной Вселенной. Слишком уж неудобна подобная разобщенность. Но, увы, в данной материальной Вселенной нет абсолютно никакой возможности путешествовать со скоростью, большей скорости света. Так уж она была задумана. А вот в других Вселенных, особенно в тех, которые были созданы ранее – такое вполне возможно. И не потому, что они совершеннее. Как раз наоборот. Они более просты. «Разумное творческое начало» долго осваивало эти, более простые, Миры. А когда пресытилось – начало эксперименты с более сложными Мирами. Наша Метагалактика – новое и очень сложное образование. Сложное и очень-очень масштабное. Научиться активно существовать в нем и продуктивно внедрять свои творческие новшества – задача высшего уровня сложности. Но, тем она и почетней.

Впрочем, кто сказал, что старые формы материальных Миров разрушены? Они вполне спокойно существуют и сейчас. Мало того, без их существования осваивать столь сложное пространство, каким является наша материальная Вселенная (Метагалактика), было бы весьма затруднительно. Одним из причин такой трудности является не только близкодействие. Очень большим «отягчающим» фактором является наличие т. н. положительной энтропии. Это своего рода «вселенская мешалка», которая стремиться разрушить все то упорядоченное, что в этой Вселенной построено из наполняющей ее материи. Это разрушающее начало проникает в самую тонкую структуру этой материи. Оно, вроде бы, не слишком грубо и лишь слегка «расшатывает» все упорядоченные структуры. Но зато это происходит постоянно и непрерывно, везде и всегда в этой материальной Вселенной. Уже один этот факт требует наличия вспомогательных образований для того, что бы возобновлять ту упорядоченность, которая в этой Вселенной (вопреки разрушающим факторам) существует. Таким вспомогательным образованием является то, что я назвал «надстроечной системой».

Если та материя, что составляет основу наполнения нашей материальной Вселенной, условно названа мной «фундаментальной системой», то для вспомогательного образования я даю вполне логичное название «надстроечная система». Логика здесь простая и исходит из двух базовых установок. Первое: «Разумное творческое начало» ограничено и конечно в своих возможностях. Второе: чем сложнее иерархическая система, тем больше промежуточных звеньев она содержит.

Ограниченность «разумного творческого начала» вполне понятна. То, что возникло эволюционно, по определению не может быть предельно совершенным. Вся человеческая практика и опыт осознания ею действительности показывает, что гипотетические «мудрые боги», якобы создавшие этот Мир – отнюдь не всемогущи и нуждаются в эволюции и развитии. А иначе пришлось бы заключить, что та мнимая эволюция, что развертывает в видимом мире «высшее божество» - чистое баловство с его стороны.

Что касается второго утверждения, то оно, в определенной степени, связано с первым. Сверхсложную систему «за один заход» может построить лишь сверхразумное существо. А ограниченный разум (на примере человеческого) если и строит что-то весьма сложное, то это сложное содержит в себе кучу промежуточных звеньев, которые создавались ранее и составляют предыдущую эволюционную стадию конечного сложного продукта. За примерами не надо «далеко ходить». Современные авиаконструкторы говорят, что если в модели нового самолета новая деталировка отдельных узлов превысит 20% от старой модели, то самолет, скорее всего, не

взлетит. И это – несмотря на то, что модернизацией занимается очень большой коллектив хороших профессионалов. А другой пример: программное обеспечение современных компьютеров. Здесь вообще – с «нуля» никогда ничего не создается. Разве только – отдельные уникальные приложения. Человек, хоть немного знакомый с современной биологией и эволюционным учением, не может не обратить внимания на преемственность «биологических конструкций» и определенное заимствование различных форм и механизмов на всех стадиях биологического прогресса. Если встать на точку зрения креацианистов, доказывающих сотворенность всех биологических форм «Высшим существом», то уж отрицание эволюции (в той или иной форме) абсолютно неразумно. А раз эволюция имеет место и определенно имеется факт усложнения биологических форм со временем, то это и говорит об ограниченности «разумного творческого начала». Сверхразумное существо сразу бы сотворило предельно совершенные биологические формы.

Простая логика, так же, подсказывает, что «надстроечная система» должна быть «нелокальна» по своей природе. Иначе, в виду сильной разобщенности далеких областей в нашей материальной Вселенной («близкодействующей» по своему устройству) быть надежным связующим звеном в ней было бы крайне затруднительно. Вполне естественно, что «надстроечная система» построена на базе элементов, которые в эволюционном отношении старше нашей Метагалактики. Их я условно назвал «первоматерией», естественно понимая, что это лишь одно из промежуточных звеньев общего эволюционного процесса в Большой Вселенной.

В результате имеем как бы поэтапный процесс «внедрения» «разумного творческого начала» в материальную Вселенную типа Метагалактики – вначале личность «разумного творческого начала» берет под контроль определенный механизм из элементов «надстроечной системы», а потом с ее помощью внедряется в определенную область самой Метагалактики. Пока «не зацепился» - можешь перескочить в самые далекие области нашей материальной Вселенной. Но уж когда взяты под контроль определенные физические объекты – происходит «привязка». Впрочем, вдаваться во всякие детали я пока не буду. Лучшие умы «разумного творческого начала» работают на этой ниве миллиарды лет и полноценно охватить ограниченным умом их деятельность – недопустимое самомнение и переоценка своих возможностей.

О разнокачественности субъектов «разумного творческого начала» и сущности самого этого «начала».

Я уже говорил и не ленюсь повторить еще раз, что всякая попытка точно определить и разложить «по полочкам» понятие «разумного творческого начала» обречена если не на полную неудачу, то на определенную противоречивость. Уже одно осознание, что субстанция «разумного творческого начала» выше и старше даже первичной материи (нелокальной и дискретной по своей природе) не позволяет точно ее выражать в логических и математических терминах. Но просто обозначить этот термин и его место (косвенно, конечно) я все-таки осмеливаюсь. Богословы свободно оперируют понятиями «Абсолют», «Сущий», «Бог вселенной» и т. п., хотя и подчеркивают на каждом шагу, что где уж нам смертным понять – что это такое. Буддисты то же не устают повторять, что высшая реальность умом не постигается. Для подтверждения этого могу привести разговора Будды с буддистским мудрецом:

“…Господь Будда затем предостерег Субхутти: - Субхутти, не думай, что Татхагата когда-либо предполагал в уме своем: “мне следовало бы создать систему наставлений для разъяснения Дхармы”. Ты никогда не должен лелеять такую недостойную мысль. И почему? Потому что тогда не поймешь учения Татхагаты и вдобавок опорочить его. Кроме того, то, о чем упоминалось в учении как о “системе учения”, не имеет смысла, ибо истина не может быть расчленена на части или сведена в систему. Слова могут быть использованы только в фигуральном смысле”.

Но если вы, на основании сказанного решите, что о разуме и его деятельности вообще говорить бессмысленно, то глубоко заблуждаетесь. Что касается деятельности «разумного творческого начала», то она вполне обозрима, ибо эта деятельность напрямую связана с большинством процессов, что протекают в нашем материальном мире (в Метагалактике). И уж тем более для нас, людей, которые то же относятся к представителям этого «разумного творческого начала», деятельность других таких «начал» обозрима на самых разных планах (не

только сугубо материальных). И мы прекрасно видим ограниченность такой деятельности, ее эволюционность, иерархичность и, в определенной степени, противоречивость. Лишь слепые фанатики во всем видят одну «вселенскую мудрость». Люди просто «ловятся в сети» из своих же хитроумных умственных конструкций и сами себя обманывают. Обыкновенный житейский опыт показывает, что если как следует поднапрячься и поработать, то можно внести вполне ощутимую лепту в творческое совершенствование материальных конструкций, которые даны нам в качестве исходного материала. Конечно, как и в любом творчестве, есть и ошибки, и просчеты, и неучтенные побочные эффекты. Но ведь подобные вещи были всегда (и не только у людей). Палеонтологи, которых околонаучная братия ругает на каждом шагу, могут много рассказать об эволюции, к примеру, древних рептилий. Они начали свое «бурное шествие» по планете примерно сто семьдесят миллионов лет назад и закончили это «шествие» примерно семьдесят миллионов лет назад. За сто миллионов лет они освоили большую часть стихий нашей биосферы – под водой, на воде, на земле и даже в воздухе. Это было время широких экспериментов с подобными формами жизни. Но затем произошел крупный ароморфоз и на арену вышли млекопитающие формы в царстве животных и цветковые формы в царстве растений. Напомню, что под ароморфозом биологи понимают очень крупные (системные) изменения в анатомии и физиологии того или иного биологического объекта. Это ведь не «игра в рулетку», где имеют место просто какие-либо случайные мутации. Появление млекопитающих и цветковых растений – крупное системное усложнение форм в биосфере Земли. Будучи более гибкими и обладающие куда большими адаптационными возможностями они, естественно, остались вне конкуренции. Из старых форм остались лишь наиболее приспособленные и удачные экземпляры. Сущность творческого процесса человека ничем не отличается от сущности деятельности богов. Просто мы находимся в разных сферах, работаем в разных временных диапазонах и пользуемся разными «орудиями труда».

Что касается разнокачественности самого «разумного творческого начала», то тут то же очень сложно дать какой-то четкий критерий. Даже внутри чисто человеческой среды эксперименты со всякими IQ хоть и приносят определенную пользу – очень однобоко и неполно характеризуют возможности личности. Вместе с тем сказать, что системы всякого рода тестирований не имеют никакого смысла и ничего не дают – было бы очень несправедливо. Попытки разумно что-то осознать и построить хорошую ментальную конструкцию, всегда полезны для разумного существа. Но попытки судить более или менее объективно о существах, живущих в разных мирах и разных пространственно-временных диапазонах – задача весьма шаткая. Тем не менее, раз уж мы вполне видим разницу среди людей (от полных дебилов до гениев), то почему должны отрицать разницу между «разумным творческим началом» в разных мирах?

Надо сказать, что разум человека – сила космического уровня. Посмотрите, как за весьма короткое (даже в историческом масштабе) время мы развили техносферу и изменили облик Земли. Лишь недалекий фанатик может смотреть на столь сложно организованную систему и говорить, что это все глупости и суета. А представьте себе, что бы смог сделать человек (лучшие его представители), имей он в распоряжении миллионы лет? Так что разум богов не превосходит наш разум радикально. Просто он действует в иной сфере и оперирует иными средствами.

Рейтинг:  3 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна