Введение

Легенда о мироустройстве

Восприятие информации у людей подчинено определенным законам, в которых можно найти немало недостатков и даже говорить о некотором несовершенстве этого восприятия. Но игнорировать эти законы неразумно, поскольку даже ценные мысли при неправильной и неуместной их подаче могут быть истолкованы совершенно не так, как того хотел автор.

Хорошая, продуманная подача информации в яркой "упаковке", позволяет вызвать уважение даже к такому материалу, где по большому счету нет ничего нового. И наоборот – неудачное высказывание даже ценных мыслей может отвратить от них основную массу потенциальных единомышленников.

Я имею желание поделиться с широкой публикой думающих людей своими мыслями о весьма интересных вещах, которые, на мой взгляд, затрагивают фундаментальные вопросы, касающиеся внутренней сути любых явлений в этом и в любом другом из возможных миров. Не правда ли широкий размах? Подобные мысли во все времена преподносились как откровения богов или откровения единого Бога вселенского масштаба. Последнее является достаточно эффективным средством, но за это «сильно бьют ».

 

Сегодня эти методы легко уязвимы со всех сторон. Откровения богов (или, тем более – единого Бога) – любые религиозные концессии воспримут в штыки как святотатство. Главным же «идолом» сегодняшнего дня является наука. И главным ее законом является, к сожалению, не истина, а авторитет ее патриархов и тех, кому законом разрешено уточнять и корректировать устои патриархов. По большому счету – законы восприятия научных истин мало чем отличаются от законов восприятия религиозных истин. Это легко объяснимо, ведь законы восприятия формировались тысячи лет и суть их не меняется от существа информации.

В силу вышесказанного я нахожусь в весьма затруднительном положении. Встать на позицию нового пророка боязно и не лишено своих минусов. Научным авторитетом я не являюсь, поэтому право высказывать существенно новые мысли мне просто не дозволено. Слово «недозволенно» надо понимать так: когда речь заходит о серьезных изданиях, которые читают действительно специалисты, имеющие реальный шанс переварить даже весьма сложную информацию, то профанов туда просто не пускают. Там существует как бы фильтр, пропускающий информацию профессионалов по критериям тех канонов, которые выработаны в пределах данной специализации. Грубо говоря: болтать на произвольную тему там никому не позволено. Впрочем, это не прихоть, а своего рода необходимость, выработанная годами на основании практического опыта. Я хочу предложить своего рода интеллектуальную игру. Как автор игры я сам придумываю для нее правила. Методология излагается в главе

«Система легенд автора». Кому-то может не понравиться все, кто-то может спорить с отдельными правилами или интерпретировать их по своему. Это право каждого, но в рамках изложенных доктрин автор старался быть последовательным и непротиворечивым. Важен и следующий момент. Можно предложить свое оригинальное решение той или иной проблемы, но при этом не суметь обобщить предложенную методу на более широкий класс явлений. Другая метода может и не такая эффективная с виду, но позволяет решать куда более широкий класс проблем. Ей, на мой взгляд, надо отдать предпочтение. Поэтому советую не торопиться спорить с автором, а попытаться разобраться с его методой до конца.

Преамбула выглядит несколько поэтично и мало похожа на серьезную попытку высказать мысли, претендующие на какую-то научную значимость. Но ведь даже в серьезной теме важен определенный эмоциональный настрой. Именно такой эмоциональный настрой я и попытаюсь дать в своей преамбуле.

Преамбула.

Внутренние соглашения автора.

В последнее десятилетие в продаже появлялось много книг различных духовных учителей. Они пытаются донести до массового читателя свои интерпретации духовного наследия, которое не было свойственно западноевропейской традиции периода 19 – 20 веков, но которое более свойственно восточному типу мышления. Насколько я смог увидеть по литературе на книжных рынках, вслед за Карлосом Кастанедой стали появляться как грибы после дождя носители так называемого толтекского знания – некоего древнего знания индейской магии, сохранившегося в традициях отдельных закрытых школ индейцев северной Америки. Лично я пытаюсь быть очень осторожным при восприятии такого рода учений. И все же отдельные куски истин я охотно принимаю как пищу для размышления. Для нового автора было бы проще нахватать этих кусков из всевозможных учений и слепить что-то свое, преподав это как новую истину или некую синтетическую систему. Многие именно так и поступают. Но я не буду изобретать никакой эзотерической истины. Я просто воспользуюсь постулатами одного из духовных учителей толтекской традиции – дона Мигеля Руиса – и сформулирую чисто житейские принципы, которые удобны и комфортны с психологической точки зрения. Остальное же не будет выходить за рамки просто здравого смысла и формальной логики.

Соглашение первое:

Будь безупречен в словах.

Отом, что такое слово и что за ним стоит можно рассуждать очень долго. Это понятие является объектом пристального изучения и философов, и психологов, и логиков, и лингвистов и будет изучаться еще долго. Но мы посмотрим с обыденной, житейской точки зрения. Безупречность означает ясность высказываний и, по возможности, отсутствие неоднозначности. Когда человек говорит - имеет значение не только сам смысл тех фраз, которые он произносит, но и масса другой информации невербального характера. Психологи могли бы много рассказать по этому поводу, а духовные учителя – еще больше. Важен и тон речи, и манеры говорящего, и его внутренний настрой. Можно ведь произносить одно, а думать – совсем другое. И все это отразиться на характере речи и будет ощущаться тем, кто слушает. Текст, написанный на бумаге, по идее, должен быть более однозначен. Но и здесь зачастую бывает много красивых оборотов и хороших общих фраз, а смысл ускользает или производит не то впечатление, на которое рассчитывал автор. И все же, если автор четко знает что он хочет сказать и имеет твердое желание донести смысл сказанного до слушающего или читающего, то вероятность того, что его правильно поймут намного возрастает. Хорошо и уместно сформулированные фразы очень сложно неправильно истолковать и обратить во вред говорящему. Это, конечно, искусство общения и не каждому оно дано, но к этому, по крайней мере, надо стремиться.

Соглашение второе:

Не принимай ничего на свой счет.

Мое понимание этого житейского принципа такое. Есть, без сомнения, объективные данные касательно внешности, способностей человека в той или иной сфере деятельности, его интеллекта, силы, притягательности и т. д. Но многие качества человека связаны с внутренними установками. Человек как бы сам себя программирует на определенный тип восприятия и образа действий. Люди в своем поведении поступают, чаще всего, как роботы. Есть, как бы, типовые программы поведения, понимания, оценки, реакции. И если от человека ждут вполне определенных реакций, вполне адекватных поступков, оценок, эмоций, то чаще всего он их оправдывает. Ему как бы внутренне подсказывают: ты должен поступить так-то и так-то, должен отреагировать так-то и так-то. Вот этого ты не должен уметь, а это просто обязан делать хорошо. И так далее. Конечно, если человек будет совершенно не предсказуемым, то его будут бояться. Такой человек навряд ли впишется в какой-либо коллектив. Вместе с тем, человек, который идеально отвечает тому, что о нем думают, никогда не изобретет ничего нового, ведь он должен подтверждать лишь что-то привычное. Мало того, он легко воспринимает все те эмоциональные отбросы, которые на него выливают люди эгоистичного плана, а таких, к сожалению, слишком много. Поэтому компромиссом здесь является лишь внутреннее неприятие ничего на свой счет. Надо четко осознавать, что ты просто играешь определенную роль в большом спектакле под названием «Жизнь». Но истинное твое лицо не знает никто, кроме тебя. А вот ограничивать себя и идентифицировать со своей социальной ролью не следует. Надо, как бы поставить четкий разграничивающий внутренний барьер, отделяющий истинное «Я» от социальной маски. Нужно сохранять свою личную свободу думать и решать так, как хочется и как показывает личное непредвзятое видение.

Соглашение третье:

Не делай предположений.

Без предположений, вообще говоря, жить нельзя. Но надо четко осознавать, что предположение даже в самом лучшем случае сможет перерасти лишь в хорошую рабочую модель. И не более того. Богатый опыт, накопленный человечеством, показывает, что подавляющее большинство всех теорий, учений со временем устаревают и от них отказываются. Но отказаться можно лишь заменив их на что-то более хорошее, лучше отражающее истину. Если человек слишком уверовал в какую-либо схему, то он всегда и во всем будет искать подтверждение своей правоты. Разубедить его почти невозможно.

Лучшей психологической установкой является такая:
«Я не делаю предположений, но для данного случая принимаю следующую рабочую модель …». Завтра эта модель устареет или просто лопнет под напором новых фактов, что ей противоречат. Спокойно заменим ее на новую, более адекватно отражающую сумму фактов. Не следует говорить так: «Я не верю в данную модель потому, что она кажется мне абсурдной и неестественной». Если выводы из нее непротиворечиво описывают наблюдаемую действительность и позволяют делать полезные заключения, то как бы абсурдно они не выглядели с первого взгляда – надо смело принимать на вооружение данную модель. Вспомните квантовую механику и теорию относительности. В них много необычного и до сих пор далеко не все в восторге от этих теорий. И все же с ними приходится считаться, ибо объяснительная сила этих теорий достаточно велика. Но если завтра предложат что-то новое и оно будет лучше отражать наблюдаемые факты – надо смело брать на вооружение новую модель, как бы странно она ни выглядела.

 

Соглашение четвертое:

Делай все наилучшим образом.

Каждый имеет способности, соответствующие с одной стороны природным данным (генетически обусловленные), с другой – воспитанию, обучению и сумме жизненного опыта. Кроме того. Способности зависят от состояния, настроения, ситуации. Но привычка делать все с наиболее высокой эффективностью рано или поздно приводит к адекватным результатам. Под словами
«наилучшим образом» подразумевается не какой-то идеальный результат, который вы себе придумали (читай третье соглашение), а реально возможное в данной ситуации с прицелом на завтрашний день. Можно поставить себе невыполнимую задачу, произвести титанический труд, а результат будет никакой, поскольку ошибка была и в постановке задачи, и в выработке методики, и в переоценке своих возможностей. Наилучшим образом – значит так, что бы и действие, и результат были оптимальными. Поиск оптимального пути – сложная задача, но к этому надо стремиться. Любая задача имеет, как правило, множество решений. Надо не зацикливаться на шаблонах, а всегда подходить творчески, с прицелом на конечный результат, а не на то, что бы оправдать чьи-либо ожидания относительно вас.

Некоторые рассуждения автора о «здравом смысле» и «объективности».

Во все времена было важно отделять фантазии и вымысел от того, что принято было считать достоверным знанием. Издревле достоверность отождествлялась с внутренними ощущениями человека в сочетании с некоторым практическим результатом. Реальность отличается от иллюзии вполне определенным и весьма ощутимым воздействием на человека. Сила воздействия – очень важный фактор, от которого очень сложно отмахнуться. Я не пытаюсь кого-то зацепить, но согласитесь, что религиозное чувство во все времена было более важным фактором, чем какое-либо логическое осмысление основ той или иной религии. Впрочем – сила и действенность той или иной религии и ее практическое влияние на людей – это вполне практически достоверный опыт.

И все же, чем дальше, тем больше в жизни общества имеет значение не только чувственный опыт, но и логическое осмысление наблюдаемых фактов. Сами понятия: логика, логичность, разумность и т. п. возникли совсем не случайно. Опыт чувственного восприятия не всегда коррелируется у разных людей. И все же, среди огромного множества ощущений, которые может вызывать окружающий мир у человека, есть совокупность факторов, которые вполне одинаково интерпретируются самыми разными людьми. Умные люди смогли выделить некий базовый набор понятий, которые адекватно воспринимаются и интерпретируются каждым нормальным человеком. А потом показали – как можно на основе этой базы выводить по определенным правилам все остальные сложные суждения в цепи событий, которые всегда воспринимаются человеком как чувственный опыт (даже если он – всего лишь умственная модель).

И все же жизнь не всегда укладывается в те модели, которые человек придумывает. Слишком разнообразен опыт у разных людей, да и часто опыт связан с некоторой психологической предустановкой индивидуума. Естественно было опереться на что-то стабильное и подвластное проверке. Такой стабильностью обладали окружающие человека физические предметы. Один предмет можно использовать в качестве меры веса, другой – в качестве меры длины. Между двумя периодическими событиями, которые большинство людей имеют возможность наблюдать везде и всегда, можно использовать в качестве меры время между однотипными фазами этих периодических событий (будь то день или ночь, либо удар сердца и т. д.). Наблюдение – это тот же чувственный опыт, но при опоре на некоторые вполне проверяемые и стабильные взаимоотношения между элементами физического мира – это весьма значительный фактор объективности. Вот один наглядный пример, касающийся морской навигации в 18 – 19 веках. Имея в руках качественно выполненные изделия в виде теодолита и хронометра, любой грамотный капитан мог достаточно точно определить положение корабля на море при малой облачности и относительно спокойной воде, используя вполне определенную методику для таких расчетов и необходимые карты. В данном примере можно говорить о объективности, которая покоится на стабильности физических параметров теодолита, хронометра и характеристик вращения Солнца и Земли. Впрочем, достаточно присмотреться к хронометру для того, что бы увидеть фундаментальность некоторых физических характеристик. Не уверен, что часовщики 18 и 19 веков могли изготовлять шестерни с микронными допусками. Но это и не требуется. Достаточно, что бы шестерни делили вращение часовой и минутной стрелок в целое число раз (60). Люфты не влияют на точность показания и сумма механических погрешностей со временем не накапливается. А вот маятник (балансир) и стабильность его механических характеристик имели весьма важное значение. Но и здесь проблема решалась с учетом знания механических свойств и уверенности в том, что эти свойства достаточно стабильны во времени.

Но вот вопрос: всегда ли безусловно объективен чувственный опыт при опоре на восприятие физических предметов и взаимоотношений между ними? Я бы несколько расширил этот вопрос и разбил бы его на два подвопроса: ограничивается ли объективность наблюдением за физическими предметами и нет ли чего-либо, выходящего за пределы физической реальности? Материалистическая доктрина говорит однозначно на первый вопрос – да, а на второй – нет. Ведь все, что происходит с человеком в конечном итоге является движением физических носителей – атомов, молекул, нервных импульсов и т. д. Здесь я не пытаюсь сразу заявить свое право на отстаивание идеалистической позиции и сказать, что есть нечто, что стоит за пределами материального мира в его традиционном понимании. Считать можно что угодно. Но ведь можно в рамках логической абстракции предложить некую идеальную модель, которую абсолютно невозможно подтвердить на основании чувственного опыта. Чувственный опыт может дать лишь отдаленное представление об элементах этой абстракции. За примером и далеко ходить не надо. Возьмем такую абстракцию как натуральное число. Можно, конечно, отождествить натуральное число с яблоками, грушами, камнями и т. д., но ведь натуральное число – нечто совсем иное. Важно то, что придуманная абстракция в своих конкретных выводах всегда должна выходить на объяснение явлений, связанных с физической реальностью. И уж, во всяком случае, не противоречить этой физической реальности. Но в пределах самой абстракции мы можем пойти куда дальше и выйти на такие глубины, куда не позволяет погрузиться ни один физический эксперимент. Можно сказать и красивей – взойти до таких высот, куда не может подняться ни один эксперимент.

 

Система легенд автора.

Я, как автор, даю новую систему некоего основополагающего знания, выступая в роли «Творца Мира», Бога. Можно сказать, что это чистый миф. А можно сказать и иначе – это своеобразная модель Мира. Человек не знает истины в чистом виде, он пользуется моделями. Простое накопление фактов не приближает само по себе к какому бы то ни было упорядоченному знанию. Знание сильно в опоре на некоторую модель, которая позволяет систематизировать данные и делать предположения там, где еще нет знания (ведь все опытным путем проверить невозможно). Каждая по настоящему новая модель – это чудо, которое нельзя спланировать. Рождается это чудо в головах людей, которых называют либо гениями, либо чудаками (в зависимости от культуры оценивающего). Научная традиция заставляет такого гения выдумывать обоснованные и похожие на истину причины, которые якобы позволили ему прийти к данной теории или догадке. На самом же деле – это всегда чудо и автор далеко не всегда может объяснить: что являлось истинной причиной его догадок. Просто в один прекрасный момент он почувствовал нужное направление мысли как бы «нутром». Вот из этого и будем исходить. Автор просто много работал, думал, вынашивал, читал, считал и т. д. И вот у него просто все взялось и сложилось в мозгу как стройная картина. Много лет эта картина уточнялась, конкретизировалась, шлифовалась, обрастала новыми данными. А теперь он ее просто берет и излагает. Считайте, что это просто откровение свыше. А правильно это или нет – покажет опыт. Еще одно важное соглашение. Полное и подробное изложение всей концепции (с математическими выкладками) сразу бы отвратило большую аудиторию. Поэтому изложение ведется в адаптированном и несколько упрощенном виде. Для того, кто вполне освоится в новом знании, будет дана и математика (по желанию). Предупреждаю, однако, что в любом случае речь не идет о каком-то легком чтиве (в какой бы адаптированной форме изложение ни велось). Серьезные мысли требуют серьезного изложения и относиться к ним надо серьезно. Иначе нужно читать что-то другое, адаптированное уже к широким массам – легенды, сказки, популярные рассказы и т. п. Поэтому не советую читать данную работу «запоем», пытаясь сразу все охватить. Повествование ведется в виде так называемых «Легенд». Напомню, что латинское слово legenda означает: «то, что должно быть прочитанным». Вне зависимости от истинности того, что говориться в легенде, само повествование должно быть связным и непротиворечивым. Кстати, весьма часто понятие «легенда» используется как расшифровка условных обозначений или аббревиатур, которые использует программа, топологическая карта, документ. А ведь в этом деле неточности и противоречия недопустимы. В легенду можно верить или не верить. Но если она сделана добросовестно, то это вполне цельный и законченный продукт, который можно использовать, на который можно ссылаться при изъяснении своих мыслей. В сущности, основная масса человеческих соглашений, правил, обычаев и законов есть ни что иное, как легенды. Разные народы живут по своим легендам и часто смеются над легендами других народов, не замечая того, что их представления ничуть не лучше других. Об этом можно говорить много, но я пока лишь обосновываю ту терминологию, которую собираюсь использовать в своей работе.

И так. Я предлагаю одну легенду. Если она окажется для вас приемлемой – предлагаю перечитать и разобраться тщательней. Лишь затем имеет смысл читать следующую легенду. И так дальше. Если сразу забегать вперед, то можно либо испугаться смелости и фантастичности допущений, либо принять следствия за аксиомы, что внесет невероятную путаницу и в результате даст внутреннее право читающему обвинить меня в шарлатанстве. А я бы этого не хотел. Было бы не так жалко отрицания последующих легенд, но первые являются слишком кропотливым трудом и их отрицание вызвало бы у меня большие сожаления. Но, каждый волен понимать все по своему, поэтому заинтересованное чтение – уже благо (на мой взгляд).

Еще одно замечание. Повествование ведется в виде своеобразного монолога, которое вроде кто-то диктует, открывая определенные истины читающему. Я, как реальный автор, нахожусь по отношению к говорящему как бы соавтором, который пытается переварить сам и объяснить читающему некоторые не совсем ясные моменты или то, что неплохо было бы проиллюстрировать удачными примерами. Мне кажется такая подача легче для восприятия. Комментарии такого плана заключены в фигурные скобки и выделены прописным шрифтом. Ссылки на конкретную литературу заключаются в прямые скобки.

 

Основные посылки новой концепции.

Вначале я выскажу одну важную мысль, которую можно считать основной методологической концепцией всего повествования. Обычно принято делить авторов, которые рассматривают столь глубокие вопросы, на идеалистов и материалистов. Что бы ни говорили социологические обследования – практически в настоящее время господствует материалистическое мировосприятие. Я советую не спешить вешать ярлыки, ибо при более тщательном рассмотрении не всегда легко найти границу, где заканчивается безусловная объективность и начинается субъективизм идеалистического толка. Когда рассматривают слишком фундаментальные вопросы «абсолютная объективность» часто «попахивает» мистикой. При рассмотрении эволюционных процессов в видимой части Вселенной (Метагалактике) все отсчитывается от некого условного начала – «большого взрыва». При этом скромно умалчивается вопрос о том, что было до этого. Существует красивая форма ухода от такой неудобной темы в виде «бритвы Оккама» - не умножай число сущностей сверх необходимого. В бесконечной вселенной 20 миллиардов лет – миг. И этот миг без всяких разговоров идеализируют до предела, считая что абсолютно никакой преемственности между различными фазами этого бесконечного процесса нет. И здесь нет особой разницы между идеалистами и материалистами. Идеалисты все сваливают на непостижимого Бога, считая, что Он может позволить вникать в ту реальность, которая разворачивается перед субъектом по Его произволению. А материалист просто вынужден ориентироваться на материальное окружение, а оно полностью определяется текущей фазой. Я исхожу из принципа, что идеальная модель имеет право выходить на любые горизонты пространственно-временного диапазона. Если знакомые нам формы материи имеют известные качества лишь на данной фазе развития Вселенной (в пределах 20 миллиардов лет), то вполне логично предположить о существовании праматерии, которая обладает более фундаментальными качествами и сохраняется от фазы к фазе. Но и этот процесс можно расширить. Возможно, существовала и более древняя форма материи, которая, в свою очередь, имела свою предысторию… Такие рассуждения можно было бы назвать чистой схоластикой или даже тавтологией, если бы ни новая мысль. А мысль такова. В бесконечном процессе эволюции материи (в самом широком понимании последней) непременно должен наступить момент, когда возникает нечто, что можно было бы окрестить «разумным началом». Причем это вовсе не обязательно должно совпасть с текущей фазой развития Вселенной (в самом широком понимании последней).

А теперь позвольте высказать основополагающие предположения, которые являются методологической основой излагаемой далее системы легенд.

Лемма первая: есть некая праматерия, которая весьма и весьма отличается от наблюдаемой материи.

Лемма вторая: сама эта праматерия – продукт бесконечного эволюционного процесса, но говорить об этом (по крайней мере на данном этапе) излишне. То есть, в данном случае я вполне сознательно использую «бритву Оккамы».

Лемма третья: разумное начало возникло на более ранних стадиях развития Вселенной и рассматриваемая праматерия – лишь инструмент в руках этой силы.

Лемма четвертая: наблюдаемая фаза развития Вселенной в значительной степени разумно обустроена и представлена как сложная и изящная конструкция из элементов рассматриваемой праматерии.

Лемма пятая: разумное начало – далеко не абсолют и методы проб и ошибок – постоянная практика, сочетаемая с безусловно продуманными действиями.

Лемма шестая: человек в своей основе представляет из себя конструкцию, вмещающую все виды материи, в том числе и то разумное начало, что явилось причиной возникновения и началом развития Вселенной в ее нынешнем виде.

Относительно последней леммы сразу оговорюсь, что я вовсе не утверждаю, что человек и Бог одно и то же. Я просто предполагаю, что на определенном уровне человек имеет божественную природу.

Высказанные леммы – основа моей методологии. Можно классифицировать ее и так, и эдак, можно спорить и сомневаться в ее законности. Но это всего лишь правила игры. Однако весомость новой доктрины можно доказать лишь весьма обстоятельной проработкой базовых положений. Именно это я и постараюсь сделать в первых легендах. Тут, правда, есть свои ограничения, поскольку чтиво рассчитано не только на математиков и физиков. Для последних я готов дать более развернутые материалы. А вот дальше уже допускаются несколько большие вольности. Но все равно – основные установленные наукой факты игнорироваться не должны. Интерпретироваться по своему – это пожалуйста, но игнорирование – не допустим.

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Log in to comment