1. Материя и праматерия.

Прежде, чем говорить о праматерии, нужно, хотя бы вкратце, остановиться на понятии материя. Материя – материальное начало, причина - то, из чего состоит и из чего происходит данный предмет. Говорить об этом можно бесконечно. Наука сводит материальное начало к набору элементов, обладающих совокупностью фундаментальных свойств. Относительно фундаментальных свойств в науке, обычно, не принято говорить - откуда они взялись и почему свойства такие, а не другие. Это просто данность.

Фундаментальные свойства элементов связаны с рядом наиболее фундаментальных качеств, позволяющих их оценивать вне зависимости от принадлежности к тому или иному классу. К примеру - качество протяженности, что связано с понятием пространства. Пространство – некое идеальное вместилище элементов и, соответственно, всего остального, состоящего из них. Характеризуют пространство с помощью материальных точек и статических отношений между ними. Материальные точки – чистая абстракция, но так же, как и числа, они вполне удобоваримо характеризуют видимый мир и свойства элементов. Еще одним общим качеством, лежащим в основе свойств любых элементов, является понятие времени. Можно сказать, что время – есть порядок явлений в их последовательности. Но поскольку явления всегда сводятся к изменению состояния элементов и их пространственных характеристик, то фундаментальные свойства элементов напрямую связаны с понятием время.

В этих определениях невозможно избежать субъективизма. Но всякая попытка подойти к этому абсолютно объективно и беспристрастно - чистая утопия. И все же. Несмотря на определенную уязвимость, понятие число и понятие материальная точка оказались настолько продуктивными в практическом отношении, что с ними приходится считаться. Буду их использовать и я.

Праматерия - в сущности, является чистейшей абстракцией, которая просто помогает построить некую идеальную модель, в рамках которой находит себе место пространство, время и все то, что может в этом и любом другом пространстве существовать.

2. Состав праматерии.

 

Поскольку «праматерия» является чистой абстракцией, то и те элементы, что составляют праматерию, являются такой же абстракцией.

{ Здесь я вынужден отвлечься. Современная логика делит все объекты, с которыми имеет или может иметь дело человек, на эмпирические и абстрактные. Первые можно видеть, ощущать и они существуют независимо от того - знаем мы о них что-то или нет. Абстрактные объекты существуют как бы вне пространства и времени и постигаются лишь умом. Согласно концепции логического реализма последние есть вполне определенные объекты, то есть нечто вполне цельное и самостоятельное, но в то же время эта самостоятельность не позволяет проявляться этим объектам в качестве чувственных образов, они являются исключительно умопостижимыми. }

По существу, речь идет только об одном элементе - некоем универсальном «кирпичике». Все остальное строится из набора однотипных «кирпичиков». Назвать этот элемент можно так: нелокальная информационная монада. Забегая немного вперед, скажу, что именно понятие информация - то новое в нашей науке, что поможет пролить свет на истинную структуру Мира. Весь Мир (в широком понимании) есть система информационных монад. Можно уподобить набор этих монад гигантскому универсальному конструктору, из которого некая необъяснимая сила (если хотите - назовите ее Богом) строит любые конструкции, которые можно не только представить себе, но и как бы то ни было выразить. Абсолютно бессмысленно говорить о Боге в его истинном значении. А вот о системе информационных монад говорить есть смысл, ибо все остальное через них выразить можно, если конечно не заниматься словоблудием и не делать утверждения о вещах, которые нельзя точно выразить и количественно оценить. Попытка описать свойства «универсального кирпичика» не может быть свободной от некоторых субъективных моментов. И все же. Когда мы начинаем перечислять свойства чего-либо, то невозможно обойтись без понятия число - выражение некоторого количества. Количественная характеристика информационной монады ограничивается двумя состояниями. Никто никогда не скажет, что представляют из себя эти состояния, но их всего два. Слово нелокальная означает, что понятие монады в данном случае абсолютно не связано с понятием протяженность и, следовательно, не имеет никакого отношения к пространству (в его обычном значении). Это даже не точка, ибо последняя должна иметь хоть какие ни будь, пусть самые относительные, координаты. А тут и понятие о координатах отсутствует. Третий момент, связанный с нелокальной информационной монадой, заключается в том, что она постоянно находится во взаимодействии с тремя такими же монадами. Что это за взаимодействия и как они осуществляются - можете почитать отдельно в математическом приложении. Пока важно лишь то, что «кирпичик» (то есть нелокальная информационная монада) имеет три «места стыка» и из аналогичных «кирпичиков» можно формировать разветвленные сетевые структуры. Получаются конструкции любой сложности, которые можно формировать в виде условно изолированных информационных автоматов, взаимодействующих между собой. Последовательность актов взаимодействия является прямым соответствием течению времени в его истинном и первичном значении. Эти автоматы не имеют ни размеров, ни положения, ни конфигурации. Можно говорить лишь о логико-структурной конфигурации. В дискуссиях на эту тему часто задают вопрос: «Что-то уж больно дискретно и схематично все получается. А как же быть с непрерывными процессами и непрерывными средами?» Возможно, с этим трудно согласиться, но не существует в Мире непрерывности. Необходимо согласиться с двумя постулатами:

1. Не существует непрерывности и бесконечности ( бесконечно большого и бесконечно малого ). Точнее – бесконечность надо понимать как некий потенциальный процесс, а не как некую целостную данность.

2. Любая мыслимая структура должна сводиться к набору дискретных состояний дискретных структур. Последнее утверждение касается всего, в том числе пространства и времени.

В разговорах на подобную тему в качестве альтернативы приводят примеры бесконечных рядов, которые именно в бесконечности сводятся к вполне определенному числу. В качестве иллюстрации ответа могу предложить фрагмент диалога с оппонентом:

- А ну, покажи мне: как ты будешь вычислять сумму бесконечного ряда. Неужели количество шагов в твоих рассуждениях будет бесконечным?

- Нет, конечно, но ведь подразумевается бесконечный, а не конечный ряд.

- Это лишь способ говорить. Но при практическом методе вычислений всегда имеются конечные рассуждения, конечные наименования, конечное количество операций. В абстрактных рассуждениях мы можем говорить о бесконечных мирах, о бесконечных суммах бесконечных величин, о трансцендентном и о чем угодно еще. Но как только мы захочем определенности - о бесконечности надо забыть.

Впрочем, эту тему мы еще затронем чуть позже ввиду ее важности. А перед этим присмотримся внимательней к понятиям абстракция и реальность, ибо путаница в этом вопросе не позволит понять – о чем же именно идет речь?

3. Об абстрактном и реальном.

Когда физик говорит об элементарных частицах, то имеет в виду вполне определенную реальность. Он не сомневается в этом, несмотря на то, что эта реальность постоянно стремиться ускользнуть от него. Положение, скорость, импульс для частицы имеют вероятностные значения, причем эта неопределенность не связана с тем, что физик недостаточно точен и аккуратен в постановке эксперимента.

Для меня система информационных монад - такая же объективная реальность. Но здесь есть один важный момент, который следует уяснить. Обычно принято четко различать реальный /эмпирический/ объект - как вещь в себе, и абстрактный объект - идея объекта, не связанная непосредственно с объектом. Из абстрактных объектов строятся модели, которые с той или иной степенью точности и полноты отражают реальные объекты.

На уровне информационной монады нет различия между абстракцией и реальностью. Любой объект, построенный в системе информационных монад, есть и реальность, и абстракция, его описывающая. Информационная монада - это информация в чистом виде. Она ничего не отражает, кроме самое себя.

{ На этом этапе мне пришлось как следует потрудиться и покопаться в литературе, что бы осознать сказанное. Но по настоящему ценные мысли я нашел не в философских трудах, а в небольшой справочной книге по логике (автор В.Н. Переверзев). В самом начале книги есть глава, которая так и называется: «эмпирические и абстрактные объекты». Вот, что там пишется: …эмпирические объекты существуют в пространстве и во времени, доступны человеку в чувственном восприятии, в то время как абстрактные объекты не обладают пространственно-временными характеристиками и доступны человеку как нечто такое, что он может понимать умом, но не воспринимать органами чувств. Например, натуральные числа «1», «2», «3» или латинские цифры «І», «ІІ», «ІІІ» суть простейшие видимые (наблюдаемые) эмпирические объекты, используемые с целью указания на соответствующие абстрактные числа. Подобно математике, логика непосредственно изучает не эмпирические, а абстрактные объекты. В связи с этим возникает два вопроса: какова «природа» или онтологический статус абстрактных объектов? О каких именно абстрактных объектах идет речь?

По первому вопросу еще в средние века сформировались три основные точки зрения: номинализм, концептуализм и реализм. Согласно номинализму (от лат. nomen – имя, название), никаких абстрактных объектов (универсалий, общих понятий) нет, а есть лишь имена, обозначающие сходные между собой эмпирические объекты. Согласно концептуализму (от лат. conceptus - мысль, понятие, представление), под абстрактными объектами нужно понимать лишь “образы многих вещей”, существующие в сознании конкретного человека. Наконец, согласно реализму, абстрактные объекты суть особые умопостигаемые объекты, существующие вне времени и пространства, но вместе с тем определенным образом характеризующие эмпирические (пространственно-временные) объекты.

Ни номинализм, ни концептуализм не являются удовлетворительными концепциями с современной точки зрения. Несостоятельность этих концепций подтверждается всем опытом развития теоретических наук, в первую очередь математики. Обе эти концепции “не работают” применительно уже к таким простейшим абстрактным объектам, как натуральные числа. Например, в рамках номинализма число девять приходится отождествлять либо с конкретным именем (арабской цифрой “9”, латинской цифрой “ІХ”, русским словом “девять” и т. п.), либо с той или иной конкретной совокупностью эмпирических объектов (девятью яблоками, девятью домами и т. д.), что не соответствует математическому пониманию числа девять. Столь же несостоятельно отождествлять, следуя концептуализму, число девять с психологическими образами (представлениями) этого числа, возникающими в сознании конкретного человека: психологических образов, как и самих людей, неограниченно много, в то время как математическое число девять единственно.

Концепция реализма в отличие от номинализма и концептуализма на протяжении всего периода становления логики как науки являлась плодотворной основой для разработки логических учений, ставших впоследствии классическими. В ХХ в. концепция реализма трансформировалась в концепцию логического реализма, суть которой в следующем: 1) идеи (эйдосы, универсалии, общие понятия и т. п.) суть объекты, ибо они представляют собой нечто целостное, на что можно указывать с помощью различных символов; 2) идеи суть абстрактные (лишь умопостигаемые) объекты, являющиеся непосредственным содержанием человеческого мышления и принципиально отличные от эмпирических объектов [ В. Н. Переверзев, “Логистика”, М. “Мысль” 1995 ].

С моей точки зрения логики потрудились хорошо, а вот философы кое-что недоработали. Что же такое “логос” и как он соотносится с реальными объектами? В чем же особенность человеческого ума, дающая ему возможность манипулировать такой неуловимой субстанцией? Ведь с точки зрения классического материализма нет принципиального различия между компьютером и мозгом человека. То же движение атомов, электронов, хотя и специфическое. Выходит, что логос присутствует во всем.

Попыток вплести в материальное начало некую специфическую субстанцию, обладающую определенной автономностью, но выражающую себя в материальных проявлениях, было немало. Это, в частности, понятие об абсолютной идее, стоящей над материей. Наиболее удачной, на мой взгляд, является мысль о том, что сама материя есть лишь частная форма проявления этой абсолютной идеи. И здесь диалектика наиболее близко подошла к истине. Но на том дело и завершилось. Далее, с точки зрения строго логического рассуждения, начались спекуляции. А ведь как нуждается естествознание в хороших и точных рассуждениях по данному вопросу! В связи с этим я вспоминаю интересные рассуждения знаменитого физика и популяризатора науки Рычарда Фейнмана в его лекциях о характере физических законов. Вот как он говорил: “Для того чтобы решить, что произойдет с атомом, мы составляем правила со значками, нарисованными на бумаге, вводим их в машину, в которой имеются переключатели, включающиеся и выключающиеся каким-то сложным образом, а результат говорит нам о том, что должно произойти с атомом! Если бы законы, по которым включаются и выключаются все эти переключатели, были какой-то моделью атома, если бы мы считали, что в атоме есть аналогичные переключатели, я бы сказал, что еще более или менее понимаю, в чем тут дело. Мне лично кажется чрезвычайно удивительным, что прогнозировать можно, пользуясь математикой, т. е. просто следуя определенным правилам, не имеющим никакого отношения к тому, что происходит в действительности. Включение и выключение переключателей в вычислительной машине ничем не напоминает того, что в действительности происходит в природе” [ Библиотечка “Квант”, выпуск 62, М. 1987 ].

Я очень уважаю Фейнмана, но разобравшись с этим вопросом понял, что тут он явно ошибся. Нет принципиальной разницы между объектами логоса и объектами эмпирическими. То есть разница, конечно, есть, но она - в иерархическом уровне объектов. Просто объекты логоса - первичны. И атом, и компьютер используют объекты логоса, в чем-то схожих друг с другом, хотя атом совсем не напоминает компьютер. Вместе с тем и атом, и компьютер суть модели того же логоса.

И тут я подошел к главному. Информационная монада - и есть структурный элемент того самого первичного логоса. }

 

4. Проблема бесконечности и непрерывности.

Поняв, что абстрактные объекты есть нечто вполне самостоятельное и мало того – определяющее, стоящее как бы над материей в традиционном смысле, вернемся к проблеме бесконечности и непрерывности. Данная проблема более относится к математике, но на данном уровне рассмотрения выяснение этого вопроса имеет фундаментальное значение.

Начнем мы с абстрактных объектов, ибо именно ими оперирует математика и логика. Издавна возникло убеждение, что абстрактные модели ничем не ограничены. Можно оперировать бесконечно большими и бесконечно малыми величинами на свое усмотрение, можно пользоваться теоремами о существовании чего-то, что не ясно в деталях и даже в структуре. Эта позиция имеет свою философскую подоплеку. Мир неисчерпаем ни в своем объеме, ни в своей сложности, следовательно можно указать на что-то, что никогда нельзя абсолютно точно вычислить и даже указать точную структуру, но можно предположить, что это нечто реально существует. Человек просто вынужден использовать для описания этого нечто свои догадки и вводить предположения. Но здесь есть два подхода. Можно заложить в модель качества, которые уже на уровне модели имеют свойства неопределимости, отражая наше предвзятое отношение к объекту как неисчерпаемому в своей природе. При этом даже не имеет значения – реальный ли это объект или просто умственная конструкция.

Второй подход следующий. Пусть Мир ( в самом широком смысле) и в самом деле неисчерпаем. Но модель должна быть, по крайней мере, потенциально исчерпаема. Что это значит? У нас может не хватить физических возможностей что-то до конца просчитать или просмотреть. Но можно дать четкий алгоритм относительно того: как смотреть и как считать. Очень простым и наглядным примером является модель натурального числового ряда. Когда хотят указать на числовой ряд, то обычно пишут так: 1;2;3; … , подразумевая при этом, что каждый желающий может и знает как продолжить этот ряд самостоятельно. Математически это называют потенциальной бесконечностью.

Когда же речь заходит о таких объектах как иррациональные числа, то здесь можно говорить о актуальной бесконечности. В этом случае подразумевается, что существует такой вполне конкретный объект, как какое-либо иррациональное число (например – ?). Уже известно вполне определенно, что точное его значение написать невозможно. И все-таки это вполне конкретный объект, которым можно оперировать как с любым точно выражаемым числом. Числовым рядом мы таким образом оперировать не можем. Но когда мы пытаемся определить точное значение иррационального числа, то погружаемся в бесконечность.

Сущность второго метода в том, что бы исключить из рассмотрения такие объекты и заменить их на потенциально определимые конкретные последовательности вычислений. То, что одна последовательность может так скомпенсировать другую, что в результате получится вполне конкретное число еще не доказывает, что в вычислительной операции участвовали конкретные числовые объекты. С таким же успехом можно из одного натурального ряда вычесть такой же ряд и получить конкретный ноль. Или, допустим, из трех числовых рядов вычесть один и получить два. Это просто модель второго порядка, сводящая одну абстракцию к другой.

Могут возразить: а как же быть с бесконечными рядами, которые сходятся к конкретному рациональному числу? Для объяснения рассмотрю простейший вариант последовательности:

1/1; 1/2; 1/3; 1/4; …

Ясно, что в бесконечности она должна сводиться к нулю. Если сюда добавлять любое рациональное число, то именно к нему будет сводиться новый вариант. Но посмотрим внимательно, что из себя представляет «почти ноль», к примеру: 1/1033. Если под этим понимать величину расстояния (к примеру в метрах), то ничего в этой Вселенной меньше быть не может (по мнению современных физиков). В диапазоне 10^28м (десять в степени 28) и 1/10^33м можно уложить все в этой Метагалактике (видимой части Вселенной). Но ведь в диапазоне 1/10^33 и 1/10^61 можно уложить не меньше! Этот «почти ноль» оказывается совершенно неисчерпаем в своих потенциальных возможностях. Поэтому, когда говорят о стремлении бесконечного ряда к какому то конкретному числу – надо всегда понимать условность такого стремления.

Второй метод в математике называется интуиционизмом. Я выразил бы этот подход следующим образом (мое личное видение). Абстрактная модель должна иметь дело либо с совершенно четко просчитываемыми объектами, либо указывать на потенциально бесконечный процесс, для которого указан совершенно четкий алгоритм. Этот алгоритм можно обозначить каким-либо конкретным символом, но при этом не надо забывать, что речь идет о некоем потенциально разворачиваемом процессе. Я бы расширил философию интуиционизма на весь процесс познания человеком окружающей действительности. Пусть наши конкретные и просчитываемые модели не отражают действительности, но зато они говорят нечто вполне конкретное. Пусть время от времени их надо уточнять и корректировать, но зато всегда есть возможность проверить следствия и вообще – сказать нечто определенное о том объекте, который мы рассматриваем.

А теперь давайте внимательно присмотримся к другому фундаментальному качеству абстрактных объектов, называемому непрерывность. Последняя тесно связана с понятием бесконечность. Если бесконечность – потенциальный процесс, то и непрерывность – то же потенциальный процесс. Когда речь заходит о непрерывной величине или непрерывной функции, то ведь это абстракция, которую практически нельзя реализовать в вычислениях. Мы можем лишь указать на эту абстракцию как на некоторый потенциальный процесс. Когда же мы начинаем реализовывать этот процесс для того, что бы получить конкретную величину, то всегда будем иметь дело с конечными значениями. В этом смысле можно говорить, что указывая на какой-либо потенциальный процесс мы как бы вводим абстракцию второго порядка. Хотя эта абстракция и подразумевает некую бесконечность или непрерывность, но сама она является чем-то вполне конечным.

Можно говорить об абстракциях второго, третьего и т.д. порядка, но в результате мы так или иначе все сведем к чему-то вполне конечному. Иначе и быть не может, ведь реальными бесконечностями мы оперировать не можем. Другое дело – верим ли мы в эту бесконечность и непрерывность как в какую-то объективную реальность или нет. Однако, независимо от этой веры второй подход предполагает на уровне модели отказываться от актуальной бесконечности и актуальной непрерывности.

Последним звеном в цепи рассуждений будет отказ от актуальных бесконечности и непрерывности в целом, поскольку реальные объекты не являются чем-то самостоятельным, а являются лишь производными системы монад (согласно моей легенде).

 

5. Реальные объекты как производные системы информационных монад.

Из свойств информационной монады вытекает понятие времени в его наиболее фундаментальном значении. Пространство - всего лишь определенная конструкция в системе информационных монад. А уж энергия (механический ее эквивалент) - локальное свойство внутри конкретного пространства.

Такими же конструкциями в системе информационных монад являются все те объекты, что наполняют любое пространство (хотя мы, вроде бы, по настоящему знаем лишь одно). Здесь наблюдается определенная иерархия. Но это - тема отдельного обстоятельного разговора.

Пока же я считаю важным подчеркнуть следующее. Любая конструкция в системе информационных монад - реальный объект. Он самодостаточен и вполне определенен. Но наши знания об этом объекте, и это вполне естественно, всегда грешат неполнотой, ибо мы можем судить лишь об отдельных сторонах объекта в меру взаимодействия с ним. Материалистическая философия эту последнюю истину вполне ухватила. Но сам объект она превратила в некую призрачную и ускользающую субстанцию, неисчерпаемую в своей полноте.

Идеалисты в какой-то степени исправили это положение, посчитав любой объект кем-то вполне разумно построенным. Но относительно той Силы, которая построила реальные объекты, они наплодили столько фантастических измышлений, что материалисты вполне справедливо над ними посмеялись.

Если уже быть до конца последовательным, то идеалистическую доктрину нельзя назвать единой в своих представлениях. Идея единого и абсолютного Бога – относительно позднее представление, свойственное монотеистическим религиям (Иудаизм, Христианство, Ислам). Более древние формы религиозного учения, сохранившиеся в Брахманизме и производным от него (или, правильнее сказать, взявшим начало с него) учениям: Буддизм, Конфуцианство, Йога, зависимость между материальным и духовным началами более сложная. Согласно наиболее фундаментальному представлению древней Индийской религиозной мысли – Санкхьи – весь Мир зиждется на двух началах: пракрити и пуруши. Первая представляет из себя вполне самостоятельное образование, из которого построен как физический мир, так и весь чувственный (психический) мир. Пуруши – чистый дух, который самостоятелен и не нуждается в каких бы то ни было посредниках (в том числе и пракрити). Именно пуруши является источником всего разумного и конструктивного. Именно в нем рождаются все изначальные формы и упорядоченности. Пракрити – грубая субстанция, которая способна лишь воспринимать то, что рождается в пуруши и по своему отражать все это, искажая и отягощая те чистые формы, что явились основой для этого отражения. Своего рода – кривое зеркало. Человеческая душа по природе своей духовна и ее природа целиком принадлежит пуруши. А пракрити – своего рода капкан, в который попадает душа. Она идентифицирует себя с пракрити, создает там свой грубый образ, вступает во взаимодействие с такими же образами и при этом образуется реальный физический и психический мир. Нужно сказать, что индийская религиозная мысль разграничивала понятия: «физическое окружение человека» - то, что можно видеть, слышать, осязать и обонять, и психическая реальность – то, что воспринимается человеком на чисто эмоциональном уровне (радость, горе, смех, ненависть и т. д.). Именно обстоятельство независимости этих двух начал (точнее – независимости пуруши от пракрити) давало основание вырабатывать системы духовного «освобождения». Душа должна освободиться не только от необходимости перерождаться в физическом облике (остановка реинкарнаций), но и от эмоциональной сферы – порождением и составными элементами того же пракрити. Данная концепция – основа основ и самой Индийской религиозной системы, и теми последующими учениями, что возникли на ее основе. Сюда нужно отнести не только Буддизм во всем его многообразии, но и неоплатонизм древних Греков, а так же различные гностические учения, которые буйно расцветали в первые века Христианской эры и к которым в той или иной форме возвращалась бунтарская религиозная мысль средневековья. Не уверен, что диалектика Гегеля стала чем-то совершенно оригинальным, ибо попыток по иному истолковать взаимодействие двух извечных начал предпринимались в рамках старых школ немало. Гегель постарался придать своему представлению наукообразную форму и, по крайней мере внешне, неплохо преуспел в этом. Он убрал понятие пракрити (или назовите это материей, первоматерией и пр.) и оставил только Дух (Абсолютную идею) – единое реально существующее начало. Данное Начало для своего развития должно было разделиться на две противоположных составляющих, между которыми возникает некое «поле напряженности», дающее энергию развития (в самом широком понимании последнего). Заодно такое разделение дает возможность соизмерять составные части и появляется понятие количественности. В рамках таких исходных составных частей в «поле напряженности» возникает процесс развития. Происходит дифференциация составных частей и реализация их потенциального взаимодействия. Я не уверен, что смогу в сжатой форме дать более или менее правильное представление об учении Гегеля. Не сомневаюсь лишь в том, что последний был знаком с учением еврейской Каббалы, где многие подобные мысли высказывались в несколько более завуалированной форме.

В данном случае для меня важно следующее. И Каббала, и учение Гегеля (не смотря на всю наукообразность и умственные хитросплетения) не являются наукой ни в малейшей степени. Современная наука логика дала вполне заслуженное место и диалектике Гегеля, и (кстати) - трансцендентальной логике Канта. Если уж господа философы что-то в чем-то разделили и у составных частей образовалось качество, позволяющее соизмерять эти составные части, то Вы вступили на путь математики и тут уже простыми словесными хитросплетениями не обойтись. Далее надо давать четкие алгоритмы, которые легко перепроверить и которые каждый (хотя бы в принципе) может продолжить сам.

Меня, согласно философской классификации, вполне можно причислить к идеалистам. Но я не собирался и не собираюсь спекулировать относительно той Силы, которую обычно называют Богом, и которая создала реальные объекты и определила законы их функционирования. Я считаю высшим достижением обстоятельное изучение свойств объектов (какими бы странными они не показались) и считаю, что нужно исходить из того, что свойства эти конечны, дискретны и вполне определенны в своей основе. Хотя в системе информационных монад находит себе место и фактор чистой случайности (см. математическое приложение), но он отнюдь не связан с непрерывностью. Именно потому, что свойства конечны и дискретны - нет более четкой и экономной формы их представления, чем в виде конструкций в системе информационных монад. Это тем более убедительно потому, что в той же системе находит себе место и само вместилище объектов - пространство, и порядок их взаимодействия - время.

Система информационных монад позволяет взглянуть на Мир шире. Не следует, однако, упрощать ситуацию и представлять объекты жестко запрограммированными информационными автоматами. Правда, когда речь идет об объектах сравнительно низкого уровня иерархии, то здесь в значительной степени соблюдается консерватизм поведенческих свойств. Автоматы более высокого уровня иерархии действуют не только в обычном - физическом - пространстве. Существует целая система вспомогательных пространств. Я бы назвал их служебными. Но это - тема отдельного обстоятельного разговора.

А вообще пространств существует множество. Это целые Минивселенные. Минивселенная - вполне автономное образование со своим наполнением. Одной из таких Минивселенных является наше пространство Метагалактики, образованное примерно двадцать миллиардов лет назад (в нашем сугубо земном исчислении времени). Именно об этом пространстве и пойдет речь во второй легенде.

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна