Юрий КоролёвКогда пытаются постигнуть мир в привычном, традиционном ключе, то первоосновой обычно считается то, что воспринимают наши физические органы чувств. То, что лежит как бы за пределами субъекта и является ему в комплексе ощущений. Мало того, при таком подходе и сам организм человека (ощущение своего «Я» и всего, что с ним связано) представляется ему как комплекс внутренних физических ощущений. Однако если вы думаете, что такое базовое представление является совершенно очевидными и никакой разумной альтернативы для постижения и интерпретации действительности не существует, то смею вас заверить – вы заблуждаетесь.

Начнем хотя бы с того, что чисто материалистические представления о действительности, окружающей человека и сущности самого человека, появились относительно недавно и отнюдь не разделяются всеми без исключения даже сейчас. Экскурс в историю философской мысли, посвященную данной теме – слишком объемная и самостоятельная тема. В данной работе я сконцентрируюсь исключительно на логической и практической стороне, связанной с рассматриваемой тематикой.

Материя, как проявление «материального начала».

Начнем с рассмотрения вопроса о том, что такое «материя» в ее наиболее общей форме. В традиционном представлении материю связывают с физической материей, которая составляет основу видимой Вселенной (т. н. Метагалактики). Собственно, физических Вселенных может быть много. Современные физические теории рассматривают в качестве законного сценария возникновение в результате т. н. «большого взрыва» весьма значительного количества именно физических Вселенных. Наша огромная (в нашем воображении) Метагалактика – лишь крохотный элемент этой совокупности материальных Вселенных. Имеется совершенно неподвластный нашему воображению «пузырь», на границах которого находится ничтожно маленькое (по сравнению с этим «пузырем») образование – наша Метагалактика. А ведь эта самая Метагалактика содержит примерно сто миллиардов обычных галактик, одной из которых является наш Млечный путь. В этой (наиболее распространенной по своим характеристикам) Галактике находится примерно сто миллиардов солнц, одним из которых и является наше светило (то же – наиболее распространенное по своим характеристикам).

Казалось бы – что может быть грандиозней такой картины? Но не стоит делать упор на личные впечатления. Можно говорить фразы типа: «имеется малое количество того-то и того-то», «имеется большое количество того-то и того-то», «имеется огромное количество того-то и того-то». Но что такое «огромное количество» по сравнению с истинной бесконечностью? Ведь сколько бы много мы ни взяли – всегда можно добавить еще. На то она и бесконечность. А ведь если говорить о Вселенной в максимально широком смысле, то ведь речь идет именно о бесконечности.

Когда мы говорим о т. н. физических Вселенных, то имеем в виду, что все они имеют некоторую протяженность, что у человека всегда сопряжено с понятием пространства. Поскольку существование Вселенных сопряжено с постоянно протекающими процессами внутри них, в которых всякому действию предшествует причина, бывшая до этого – у человека это сопряжено с понятием времени, текущем из прошлого в будущее. Таким образом – физические Вселенные мыслятся как некие образования, существующие в пространстве и времени. Был «большой взрыв», который предшествовал появлению этих образований. После него как бы «во все стороны» разлетелись сгустки некоторого материала (или различных по своим свойствам материалов). Одним из таких «сгустков» и является наша Метагалактика, а уже внутри нее – одно из ординарных образований – Млечный путь. Внутри этого Млечного пути – совершенно незаметное периферийное образование, коим является наше Солнце.

Разумеется, на самом деле все обстоит намного сложнее и любой физик скажет, что не все так легко представимо, как я это описал. Он скажет, что не существует универсального пространства и свойств у этого образования может быть куда больше, чем мы это представляем. В разных материальных Вселенных пространства могут иметь разную метрику и быть очень непохожими друг на друга. Мало того, и время в этих Вселенных может течь совершенно неодинаково. Но так или иначе, а любая материальная Вселенная совершенно немыслима без того или иного пространства и без времени. Ибо материал, из которого состоит наполнение той или иной Вселенной надо где-то разместить. А поскольку составные элементы материального наполнения пространства должны между собой как-то взаимодействовать – должна существовать причинно-следственная связь. Вслед за причиной идет следствие, причем это происходит даже без всякого взаимодействия – было тело в одном месте, а потом оказалось в другом. Между «до» и «после» есть прошлое и будущее, а значит – время. Да, и пространство, и время можно по всякому «сжимать», обращать и подвергать всяким экзотическим манипуляциям (с легкой руки физиков-теоретиков). Но, так или иначе, а без них мы не можем мыслить любое материальное явление.

Привычная реальность, что не имеет прямого отношения к пространству.

И вот я задаю вопрос: а может ли существовать нечто, что стоит вне пространства и времени? Многим этот вопрос покажется глупым, потому что человеческий ум не может мыслить себе что-то, находящееся за пределами пространства и времени. Но такое впечатление обманчиво. Математики прекрасно знают такие вещи, которые совершенно неподвластны пространству и времени. В качестве примера можно привести самые обыкновенные натуральные числа. Конечно, многие психологи будут категорически возражать. Они скажут, что и числа, и любые другие абстрактные объекты – это просто образы внутри нашего воображения. А воображение – это результат деятельности такого физического объекта, которым является наш мозг. Однако современная наука логика такие представления давно отбросила. Образов, которые условно символизируют то или иное число, может быть неограниченное количество. К примеру, мы говорим – пять яблок, пять камней, пять домов и т. д., или просто указываем на арабскую цифру 5 (или, скажем, римскую V), или, наконец, просто говорим слово «пять». Но число «пять» к подобным предметам не имеет прямого отношения. Это нечто совсем иное. И так любое число. Понятие о количественной стороне мира имеют не только люди. Многие животные вполне адекватно оценивают количественные характеристики окружающего мира. Да и люди, не смотря ни на какие традиции и личные психологические характеристики, вполне адекватно оценивают количественную сторону действительности. Получается, что в числах мы имеем дело с весьма и весьма объективной действительностью. Только вот вопрос – что это за действительность и где она находится?

О том, где находится действительность, в которой «обитают» числа, можно говорить много и пространно. Но для трезвого и независимого ума одно очевидно – числа находятся вне пространства и времени. Ну, с пространством все понятно. Вы можете оценивать количество атомов или звезд (или, даже, галактик). Размер и место положения абсолютно не имеют значение. То есть – числа существуют вне пространства. То, что вы можете как-то отображать числа и для этого используете материальные носители – это совсем другое дело. А вот сама суть числа к пространству отношения никакого не имеет. А как на счет времени? Если с числом ничего не делать, то время к нему тоже не имеет никакого отношения. А вот если числа начинают приводится во взаимодействие – складываться, вычитаться, сравниваться и т. д., то тут уж надо «включить» время. Только время это будет не совсем то, что понимают под ним современные физики. Последние определяют время из движения материальных объектов друг относительно друга. В процессе таких определений время превращается в весьма противоречивую штуку. Но в «царстве чисел», которые приведены в движение и начинают между собой сравниваться, вычитаться, суммироваться и т. д., время – нечто более простое и специфическое. Пока нет процесса сравнения – нет и времени. А как только процесс сравнения «пошел» - началось движение по схеме «причина-следствие», которое можно отождествить с понятиями «прошлое» и «будущее». Дальнейшие уточнения в «царстве чисел» абсолютно излишни.

А теперь подумаем вот над чем. Чисто материалистическая школа говорит, что пока нет материальных объектов – нет никаких чисел, да и о пространстве и времени говорить не имеет смысла. То есть – само наличие материальных объектов «рождает» понятия и пространства, и времени, и чисел, и многое другое. Все это – свойства материальных объектов. Но вот ведь вопрос – а что же такое «материальный объект»? Уж как ни пытаются его «ухватить», а суть все время «выскальзывает» из пытливого ума традиционного материалиста. Уже вроде бы дошли до основ – элементарных частиц, а они оказались чем-то весьма странным и призрачным. Положение частицы, ее характеристики оказались на поверку лишь набором вероятностных качеств (заметьте – числовых по своей природе). Мы имеем дело как бы с «призраками», но зато числовые методы, которые мы применяем для исследования этих «призраков» - отнюдь не призрачны. Эти самые числовые методы оказались чем-то весьма стабильным, фундаментальным и кто бы что ни говорил – вполне работоспособными уже не одно тысячелетие. Так может не там ищем «фундамент»? Может числа в своей первозданной основе и есть нечто более первичное и фундаментальное, чем некие призрачные «материальные носители»? А материальные объекты просто построены из этих первичных «кирпичиков»?

О множественности миров с разными качествами своего пространства и времени.

Не будем, однако, спешить. Давайте еще раз внимательно присмотримся к понятиям «пространство» и «время», ибо инстинктивно человек всегда привязывается в разговоре к этим понятиям. А ведь в столь глобальной теме нельзя полагаться на привычные вещи. Привычное для нас пространство невозможно представить без того, что бы каждому физическому объекту было определено какое-либо положение относительно других объектов. И вот ведь что удивительно – другие объекты могут находиться рядом, а могут – за миллиарды световых лет от интересующего нас объекта. Но, тем не менее, каждый объект должен иметь вполне определенное положение относительно как ближних объектов, так и тех, что находятся в дальних галактиках. То есть – все тела в нашей Метагалактике очень четко связаны между собой этим общим пространством. Но, как мы уже убедились на примере простых чисел, в их «царстве» положение, размеры и масштабы не имеют никакого значения. Да ведь и в другой материальной Вселенной (а их ведь много должно быть согласно современным сценариям «Большого взрыва») пространство (если оно там есть) может быть построено совсем иначе. К примеру: нет энергии – скорость бесконечна (как в случае с экзотическими тахионами), а чем больше энергии – тем медленнее движется частица. У нас в Метагалактике – все наоборот. То, что наш разум может оперировать таким понятием как «пространство», вовсе не говорит, что сам этот разум обязательно «гнездится» в этом самом пространстве. Впрочем, пока не будем концентрировать внимание на этом вопросе, ибо это слишком серьезная тема, к которой мы еще вернемся.

Что касается времени, то это понятие более фундаментально, чем пространство. Если определять и (тем более) измерять время посредством механического движения – ни о какой глобальности в определениях быть не может. Как я уже говорил, пространств может быть много и все они могут очень сильно друг от друга отличаться. Без субъективности и условности мы, в любом случае, не обойдемся. Но, тем не менее, если брать в качестве первичного понятия времени факт причинно-следственной связи, то на такой основе можно «уехать» куда дальше. В «царстве чисел» мы имеем в качестве объектов различные числа. Их могут связывать между собой определенные отношения – больше, меньше, складывание, вычитание и т. д. Пока эти объекты и их потенциальные отношения существуют сами по себе – никакого движения нет. Но как только система чисел и их отношений пришла в движение – тут же проявилось и время. Таким образом, можно условно сказать: первичное время – это причинно-следственная связь, проявляющая себя в движении. Под движением подразумевается любой процесс вообще.

Возвратимся к нашим предыдущим рассуждениям. Наиболее общий процесс во Вселенной (в широком понимании последней) – движение (в любой его форме). А движение – суть причинно следственная связь, которая в отношениях связывает между собой различные компоненты его наполнения. Причина всегда относится к прошлому, следствие – к будущему. Настоящего, вроде бы как, вообще не существует. Но это – именно в движении. А если движение исключить (хотя бы мысленно), то мы и имеем то, что можно условно назвать настоящим. Таким образом, о времени в его первичном значении имеет смысл говорить всегда и это не будет столь уж субъективным рассуждением. Зато о пространстве на ранних этапах (по отношению к нашему времени) говорить не стоит. И уж во всяком случае то пространство, о котором мы имеем представление в образе того материального мира, где обитают наши тела, могло появиться гораздо позже, чем другие пространства. В том числе – весьма экзотические и обладающие свойствами, о которых мы даже не подозреваем.

Когда физики говорят о том, что явление не связано пространственными барьерами, они говорят: явление нелокально. Однако, если вы полагаете, что нелокальное образование – это нечто аморфное и «размазанное», поскольку присутствует везде, то глубоко заблуждаетесь. Объект может быть нигде не локализован, не иметь размеров, формы, но это вовсе не значит, что он не представляет из себя некой цельности и не имеет определенной структуры. Такое шаблонное рассуждение возникает из привычки все, что мы мыслим, привязывать к определенным пространственным формам. А ведь любой абстрактный объект существует сам по себе. И любое простое число – нечто вполне конкретное, самостоятельное и отличное от всех других простых чисел. Оно, как бы, обладает самостью. А структура из совокупности чисел, связанных какими-либо отношениями, образуют вполне конкретную структуру, о которой вполне можно говорить, что она имеет как бы свою «архитектуру». Эта «архитектура» как бы нигде не находится, но тем не менее – она присутствует и является вполне конкретным феноменом. Другое дело, что когда мы хотим лучше разобраться в каком-нибудь математическом действии, то рисуем на материальном носителе разные значки. Но значки и суть того, что они изображают – разные вещи. И когда компьютер производит разные операции – он, вроде бы, работает с материальными элементами. Но суть того, что он вычисляет (а потом еще и рисует на экране) – это нечто весьма отличное от бегающих по проводам электронов и вспышек фотонов на люминесцентном экране или люминофоре вакуумной трубки.

Информация – как сущность, относящаяся к отдельной реальности.

Здесь стоит остановиться и присмотреться к тому, что ныне принято называть «информацией». С середины двадцатого столетия понятие «информация» приобрело новый смысл. Мы уже знаем, что компьютеры именно и занимаются обработкой информации. Разумеется, не только компьютеры, но и наш разум этим занимается. Поэтому уяснение сути понятия «информация» - исключительно важно. Информационные процессы – совершенно объективная штука. Я произнесу фразу, которую большинство традиционных материалистов могут счесть «идеалистическим бредом», но постараюсь максимально убедительно доказать свою мысль. Эти самые «информационные процессы», так же как и числа, могут существовать абсолютно независимо от физической материи. В своем движении материя легко находит отражение в информационной сфере, но эта сфера вполне самостоятельна. То есть, безусловно, связь между разными сферами бытия есть, но вовсе необязательно утверждать о первичности материальной сферы. Можно предположить, что информационная сфера более первична, чем материя (во всяком случае – та материя, которую мы связываем с наполнением Метагалактики). Когда же физическая материя возникает и начинает свое движение – она может вполне адекватно отображаться в информационной сфере. И наоборот – информационные процессы могут отображаться в виде конкретного воплощения в рамках физического движения и взаимодействия.

Давайте ка присмотримся вначале к простым вещам. Когда бухгалтер в прошлом веке производил счет на косточках приспособления, которое так и называлось – счеты, то в движении косточек, без всякого сомнения, присутствовали чисто механические закономерности. Но ведь кроме этих закономерностей тут присутствует еще что-то, что имеет связь с материальными объектами лишь косвенно – числа и закономерности их взаимодействия. Посмотрим теперь на современный прибор - компьютер. В нем быстрые физические процессы отражают вполне конкретные информационные процессы. Эти информационные процессы моделируют сходные процессы, касающиеся различных других сфер. Может сложиться впечатление, что информация – лишь наша интерпретация самих физических процессов в компьютере. Но это не так. Не будь эти процессы отражением чего-то вполне объективного и самостоятельного, что может охватывать и связывать совершенно разные и непохожие области – никогда бы мы на основе процессов внутри компьютера не смогли бы ничего спрогнозировать и смоделировать.

Кроме компьютера, основанного на электронных элементах, можно построить средства обработки информации на совершенно иных принципах. Широкие возможности давала пневматика. Сложно построенные воздушные каналы, всякие мембраны, пробочки и пр. вещи (вспомним, к примеру, систему «УСЭППА») позволяют создавать пневматические системы обработки информации. По сравнению с электронными средствами – слишком медлительны, но ведь могут работать с информацией! А еще можно манипулировать струями воздуха и вообще обойтись без механических подвижных элементов. На этой основе были созданы элементы системы «ВОЛГА». Можно использовать ионные процессы, фотоэлектрические процессы. Да мало ли что можно использовать! Эти процессы весьма и весьма отличаются друг от друга. В основе каждой системы обработки информации могут лежать элементы и процессы, радикально различные по своим качествам и свойствам. Единственное, что их объединяет – то, с чем они работают, а именно – ИНФОРМАЦИЯ и закономерности ее обработки. И ведь те процессы, которые моделирует вычислительная система, могут относиться к любой сфере, что связана с материальным миром. Они тоже имеют свое информационное отображение. Именно эта связь и позволяет с помощью вычислительных систем что-то моделировать.

Рассуждая аналогичным образом легко предположить, что мозг живого существа обрабатывает информацию на тех же принципах, что и любая другая придуманная человеком система. В деталях и способах эта обработка информации весьма специфична и существенно отличается от того, что делает, к примеру, современный компьютер. Но смысл рассуждений ведь сводился к тому, что некий сложный физический (точнее – биологический) процесс отображается в информационной сфере и в силу похожести на что-то другое дает возможность живой системе отобразить и адекватно отреагировать на ту или иную внешнюю ситуацию. Такие рассуждения из предположений превратились в догму и нынче мало кто может даже усомниться в том, что дело может обстоять иначе. А усомниться стоит. Ведь настоящей математической модели, отображающей работу мозга при конкретной работе, никто не создал. Все схемы, предоставляемые нейробиологами, имеют весьма упрощенное (с точки зрения информационной науки) представление о работе мозга. Давайте рассуждать здраво. Ионные механизмы передачи нервного импульса крайне медлительны (по сравнению с электронными схемами). Да и время реагирования нейрона трудно сравнить с временем реагирования на сигнал электронной схемы. А ведь если рассуждать на основе информационной науки – организму нужно в режиме реального времени перерабатывать огромное количество информации. Вот вы идете по улице. Если вы здоровы и тренированы, то вам достаточно беглого взгляда для того, что бы организм знал – как надо ставить ноги и какие мышцы напрягать в каждое мгновение в течение 5-10 секунд, учитывая препятствия на пути. Мне, к примеру, достаточно беглого взгляда на лестницу для того, что бы несколько секунд смотреть в другое место и спокойно шагать по лестнице. А ведь при движении нужно учитывать массу параметров: рельеф и физические параметры среды, кинематику тела (весьма и весьма сложную, включающую сотни мышц), динамику тела и тех предметов среды, что участвуют в сцене вашего перемещения. Мало того, кинематика и динамика тела весьма изменчивы. Ведь наш скелет – это не железо, как у машины, наши мышцы и связки имеют тенденцию растягиваться и сжиматься неодинаково в разное время. Все это надо оперативно учитывать. А кто носит очки может вспомнить время, когда одел новые для себя диоптрии и попытался сразу куда-то бежать. Нога просто не попадала в то место, которое видит глаз через линзу очков. Но через некоторое время все становится на свои места и вы даже не замечаете тех искажений, что вносят линзы. Все модели четко откоррелированы и поправки внесены. С информационной точки зрения организм должен перерабатывать терабайты информации в секунду. И все это – на основе крайне медлительных систем обработки информации. Не правда ли подозрительно?

И ведь дело касается не только человека и высших млекопитающих. Обыкновенный моллюск, у которого нервная система представлена всего лишь несколькими нервными узелками, способен одновременно контролировать до 400 раздельных внешних раздражителей одновременно! Это было показано на опытах. Подобные примеры можно было бы приводить долго. И даже написать популярную книгу, посвященную данной тематике. Там, в частности, упоминалось бы и о большом попугае, который по интеллекту не уступает шестилетнему ребенку. А ведь мозг у этого попугая в сотни раз меньше, чем у того же ребенка. Большинство биологов вам скажут, что те методы переработки информации, что придумал человек для своих искусственных систем, совершенно не годятся для того, что бы получить правильное представление о том, как именно перерабатывает информацию мозг. Что, дескать, там законы переработки информации иные. Но поиски в подобном направлении похожи на поиски всевозможных методов получения «философского камня» средневековыми алхимиками. Масса предположений, масса работы, а результаты весьма сомнительные. Зато – с далеко идущими предположениями и заявлениями.

О взаимодействии Миров, обладающих разными качествами.

Итак, что же мы имеем? С одной стороны вполне проглядывается наличие особой сферы действительности, которая весьма тесно связана с физической материей, но стоит особняком и не является ни ее производной, ни качествами последней. Мало того, можно даже осмелиться сказать о первичности этой особой составляющей того «большого Мира», который включает пространство, его физическое наполнение и время (в его физической интерпретации), как элементы этого Мира. Впрочем, можно не акцентировать внимание на первичности и вторичности. Просто существуют разные, не столь однозначно обуславливающие друг друга сферы «большого Мира». Наличие «информационной субстанции» позволяет, скажем так, коррелировать совершенно не связанные между собой процессы этого Мира. Это не так просто осознать и возникает масса вопросов. Однако, не будем торопиться. С другой стороны, как я пытался показать выше, считать, что биологические процессы в информационном плане способны полностью и адекватно информационно отобразить ту окружающую среду, в которой они активно действуют, было бы крайне опрометчиво и бездоказательно. Как же быть?

Для прояснения этого вопроса вернемся к тому, что я говорил выше. Даже чисто материальных Вселенных в «большой Вселенной» может быть великое множество. Они могут базироваться на пространствах с разной метрикой. А кроме того в этой же «большой Вселенной» могут существовать и вообще внепространственные связные миры. К примеру – мир чисел. Вполне возможно, что т. н. «мир чисел» и «информационная субстанция» - это одно и то же (то бишь мир чисел – подмножество в множестве первичной «информационной субстанции»). Но пока не будем ломать голову над подобными вопросами. Просто различных миров может быть куда больше того, что мы способны себе вообразить. В этом «конгломерате миров» между последними может и не быть никакой связи (существуют себе параллельно и никак не влияют друг на друга). Почему, к примеру, числа должны непосредственно влиять на что-то материальное? Для того, что бы было какое-то «сцепление» различных миров – необходим механизм.

Если условно назвать мир «информационной субстанции» неким более «высоким» миром, то его прямое взаимодействие с миром материальным может и отсутствовать вовсе. Зато кто мешает себе представить некое промежуточное звено? Некий связный мир, обладающий своей внутренней структурой и наполненный своими элементами. Он может быть вовсе непохож на наш физический мир, но в силу определенной специфики иметь с ним взаимодействие. Влияние достаточно слабое, но вполне заметное и без нарушения основных физических законов взаимодействия внутри элементов физической системы. Зато этот специфический «промежуточный» мир имеет «сцепление» и с более высокими мирами (к примеру – миром «информационной субстанции»), которые влияют на структуры, которые в этом мире существуют и взаимодействуют между собой. Заметьте, я ведь не говорю что-то по настоящему новое. В большинстве т. н. «эзотерических» учениях постоянно говорилось о различной материи – всяких «тонких телах», пронизывающих «грубые физические тела». Другое дело, что фантазии авторов этих учений заходили слишком далеко и уводили в сторону от по настоящему строгого логического осмысления.

Вернемся, однако, к чисто материальным Вселенным и порассуждаем относительно применения понятия «эволюция» к столь фундаментальному явлению, как пространство (не только пространство Метагалактики, но и любое мыслимое физическое пространство). Если материальные Вселенные всегда возникают хаотично и этот процесс не имеет никакой внутренней информационной структуры, то это выглядит весьма странно. В бесконечной Вселенной вдруг, ни с того, ни с сего, появилось нечто, способное к саморазвитию и усложнению. Причем – ни о какой преемственности в этом бесконечном процессе даже и речь не заходит. Как то уж больно сомнительно и противоречит тому опыту, который мы имеем в изучении природных явлений (в достаточно широком смысле). А если эволюция все же имеет место, то материальных Вселенных могло быть много и ранние из них имели не просто совершенно иные качества, но обладали и более простой структурой. К примеру – в этих ранних мирах могло и не быть такой сильной разницы между тем, что рядом и тем, что далеко. Поясню это более обстоятельно. Пространство нашего физического мира (Метагалактики) физики называют «близкодействующим». Что это значит? А это значит, что если что-либо случается в одной локальной области этого пространства (не имеет значение – что именно) – другие области почувствуют это через определенное время. Чем дальше друг от друга области (условно – точки) – тем больше нужно времени, что бы изменения в одной области повлияли на другие. Нет в нашей Метагалактике таких процессов (физических процессов), которые бы сразу чувствовались везде (вне зависимости от расстояния). Это и всякого рода сигналы, и всякого рода взаимодействия (в том числе – гравитационные). Теория относительности постулирует это в следующем утверждении: нет ничего в нашем пространстве, что могло бы распространяться со скоростью, большей скорости света (то есть – примерно триста тысяч километров в секунду). Но это – в нашем пространстве. А в других? А в других материальных Вселенных может быть все устроено и иначе. Кстати, близкодействующее пространство (о котором мы говорили и в котором живем) – это очень сложно устроенное пространство. Оно громоздко, тяжело, медлительно, все в нем слишком усложнено, слишком взаимозависимо. Далекие области в этом пространстве настолько сильно разобщены между собой, что фактически являются разобщенными мирами. Не зря ведь фантасты придумывают всякие экзотические методы, с помощью которых отважные звездоплаватели бороздят дальние просторы нашей материальной Вселенной. Слишком уж неудобна подобная разобщенность. Но, увы, в данной материальной Вселенной нет абсолютно никакой возможности путешествовать со скоростью, большей скорости света. Так уж она устроена. А вот в других Вселенных, особенно в тех, которые возникли раньше – такое вполне возможно. И не потому, что они совершеннее. Как раз наоборот. Они более просты.

Когда я говорю о взаимодействии между различными интегрированными образованиями, коими являются определенные Миры с их специфическим наполнением, то подобную вещь не стоит слишком упрощать. Когда эзотерические школы начинают рассказывать о различных «тонких материях», которые пронизывают физические тела нашего мира, то это почти всегда выглядит слишком привязано к пространственным формам именно нашего мира. А ведь подобное вовсе не обязательно. Структура иного пространства может столь отличаться от нашего, что прямые аналогии будут абсолютно неуместны. Косвенное же влияние может быть достаточно необычным и даже парадоксальным с точки зрения человека, мыслящего строго в рамках представлений о нашем пространстве и его материальном наполнении. Именно поэтому попытка с помощью приборных исследований «нащупать» «тонкие» тела – дело практически безнадежное и приводит к ложным умозаключениям. Это не значит, что никакое исследование по данной теме не дает никаких результатов. Обыкновенная формальная логика, не зашореная традиционными материалистическими представлениями и активно применяющая формально-математические методы в своих исследованиях, вполне дееспособна в этой области. Ведь математика работает с теми «мирами», которые рангом куда выше нашего пространства Метагалактики. И это, между прочим, то же упоминается в различных эзотерических школах. Вспомните т. н. «ментальное пространство», «ментальное тело». К сожалению, правильные в основе своей представления подверглись такой профанации, что при чтении различной литературы на эту тему кроме всяких фантазий и ложных умозаключений мало что можно найти.

О познании «высших» Миров.

Люди, обычно, склонны впадать в крайности в своих суждениях. На счет всяких «высших миров» говорили во все времена и всегда преподносили это в каких-то религиозных интерпретациях. Когда заходила речь о познании этих «высших» Миров, то мысль обычно выходила на две крайние позиции. В одном случае считается, что познать «высшие» Миры простым осмыслением абсолютно невозможно. Разум может лишь скользить по внешним, материальным проявлениям и косвенными указаниями на «ту реальность». Нужна просто слепая вера. В другом случае требуются какие-то сложные медитации, в которых сознание и логику нужно просто отключать, или горячая вера в некое Божество, которое просто подарит сокровенное знание. Причем это дареное знание нужно не осмыслить, а просто пережить как особое «внутреннее озарение». То есть для постижения «высшей реальности» нужно включать не обычный ум и обычную логику, а некий «особый ум» и «особую логику», которая достижима лишь как подарок «высшего Божества» или результат усердной медитационной практики.

Не буду оспаривать значение веры и медитации в практиках различных народов. Но почему кто-то считает, что для того, что бы оперировать элементами этих «высших» по отношению к нашему материальному миру сфер, необходима какая-то особая практика? Во-первых: эти более высокие материи постоянно пронизывают все живые объекты и благодаря им эти объекты и существуют как интегрированные образования. Как только биологический объект лишается контроля со стороны т. н. «тонкого начала», связанного с этими «высшими» сферами – он сразу становится мертвым. Во-вторых: сама способность думать, делать какие-либо умозаключения, что-то наблюдать и анализировать – это и есть проявление этой «высокой» сферы, стоящей рангом выше нашего физического Мира. Тупой буддист или йог может медитировать часами и днями, но он не поднимется в ментальной сфере выше человека умственного труда, работающего над какой-либо серьезной интеллектуальной задачей. Да, он будет что-то чувствовать и даже что-то наблюдать такого, что не может обычный человек, который не занимается подобными практиками. Но та сфера, которую он сможет достичь, отнюдь не выше той сферы, в которую вхож обычный интеллектуал, работающий в своей абстрактной сфере.

Меня могут спросить: а можете ли вы хотя бы формально описать один из таких «высших Миров»? Разумеется, могу, иначе бы я не затевал весь свой разговор. Один из таких «высших Миров» я назвал «Системой информационных монад». В данном изложении я не буду раскрывать всех нюансов, связанных с этим миром. Для подавляющего большинства это будет сложно, скучно и малопонятно. Для интересующихся есть отдельная работа, где эта тема раскрывается в формально-математическом изложении.

Пока же я постараюсь показать ход размышлений, который подводит к возможности ухватить смысл моих логических построений. Любое цельное образование, которое можно именовать самостоятельным Миром, должно содержать набор некоторых элементов, что составляют ту основу, на которой этот Мир зиждется. Вполне естественно предположить, что мой «высший Мир» является нелокальным по своей природе. Это значит, что отдельные его элементы не имеют прямого отношения к тому, что мы связываем с размерами, пространственной конфигурацией, да и вообще – каким бы то ни было положением (как и в случае с числами). Их я условно назвал «Информационные монады». То, что мы можем условно изобразить монаду, к примеру, в виде кружочка – лишь одна из возможных форм представления. Так же, как и начертание цифры на бумаге. Дальнейшие рассуждения требовали как-то идентифицировать количественные стороны отдельных монад. Если их количественные характеристики абсолютно неизменны, то практически невозможно как бы то ни было формально отобразить взаимодействие в системе таких монад. Я пошел по пути минимализации. В таком случае количественная сторона отдельной монады должна укладываться в два состояния. В условном изображении это будет, к примеру, белый кружок и черный кружок. Это, конечно, чистейшая условность, но так уж мы приучены – очень уж требуются какие-то наглядности.

Далее нужно было отобразить взаимодействия в системе «информационных монад». Что означает «взаимодействие»? Это означает, что монады как-то влияют друг на друга и как-то изменяют свое количественное состояние. Сколько связей может быть у конкретной монады для взаимодействия с остальными? Да сколько угодно. Тут я снова пошел по пути минимализации. Если взять одну связь, то у нас ничего не получится. Будет набор несвязанных бинарных областей по две монады в каждой. Если взять две связи, то получим лишь бесконечные непересекающиеся цепочки. А вот если взять три связи, то получим вполне полноценную систему. Причем, разветвлять ее можно бесконечно и строить весьма сложные и изящные конструкции.

Разумеется, это было лишь начало. Нужно было придумать простой и изящный механизм построения и определить минимально необходимые свойства монад для такого построения. Что и было сделано. Оказалось, что в такой системе можно отобразить буквально любой дискретный мир. В частности – мир простых чисел. Мало того, в этой системе весьма изящно отображается все наше пространство Метагалактики. Такая теория была мной построена и свойства такого пространства полностью объясняли те качества, что делают наше пространство очень похожим на то, что постулируется Теорией Относительности.

Мне вовсе не потребовалось как-то медитировать и молиться каким-то Богам для того, что бы так или иначе углубляться в то, что относится к сферам, находящимся гораздо выше той «материальности», что связывают с физическим миром в традиционной материалистической школе. Разумеется, у каждого из нас разные внутренние личностные качества и умственные способности. Кто-то может углубляться в «высокие сферы», связанные с музыкальным искусством, кто-то – в тонкое художественное мастерство, кто-то – в мир чисел и математических абстракций. Но, так или иначе, каждый из нас вполне вхож в область «высоких Миров».

Рейтинг:  5 / 5 Кол-во оценок: 1
Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна